Трансактный анализ берна – теория, методы, игры, примеры

Трансактный анализ

Трансактный анализ – это психотерапевтическая концепция, разработанная Эрихом Бёрном в 50-х годах XX века. Благодаря своей простоте и доступности она нашла множество последователей и приверженцев.

Эго-состояния

В основе трансактного анализа лежит представление о трех эго-состояниях, в которых может находиться человек: взрослого, ребенка и родителя.

Взрослый – рациональное начало человека. То, что позволяет нам объективно оценивать окружающую обстановку, разрабатывать план действий и принимать решения. Это примерно соответствует фрейдовскому эго.

Ребенок – естественные и непринужденные реакции, эмоциональное импульсивное поведение. В то же время, к этому эго-состоянию относят и определенные модели поведения, усвоенные в детстве – покорность и беспомощность либо же бунт. Психическая структура, соответствующая ид у Фрейда.

Родитель – волевой  директивный компонент личности. Иногда утешает и опекает, а иногда – требует, угрожает и запрещает. Модель поведения родителя человек заимствует у значимых других, с которыми ему пришлось тесно контактировать в детстве. Родитель соответствует суперэго у Фрейда.

В той или иной степени эти эго-состояния свойственны нам всем. Каждое из них при определенных обстоятельствах уместно и необходимо. Взрослый позволяет нам эффективно анализировать и решать насущные жизненные задачи.

Без внутреннего ребенка жизнь была бы тосклива и уныла, а родитель регулирует нравственную сторону жизни.

Но когда эти эго-состояния проявляются некстати либо находятся в сильном дисбалансе, это приводит к серьезным проблемам в жизни.

Трансакции

Трансакцией называют элементарный акт взаимодействия в общении между людьми, т.е. стимул и реакцию на него.

Причем всякий раз, когда мы вступаем в трансакцию с кем-то, мы находимся в одном из трех эго-состояний и ожидаем ответной реакции со стороны определенного эго-состояния собеседника.

Если стимул и реакция соответствуют друг другу, происходит дополнительная трансакция. Такие взаимодействия обычно комфортны и могут продолжаться бесконечно долго. Примером дополнительной трансакции могут служить взаимодействия:

родитель-ребенок (учитель дает наставления ученику)

взрослый-взрослый (коллеги ведут аргументированный спор по какому-то рабочему вопросу)

ребенок-ребенок (друзья веселятся на вечеринке)

родитель-родитель (соседи в два голоса возмущаются новым распоряжением правительства)

Но иногда собеседники реагируют не так, как мы ожидаем. Например, муж спрашивает жену, не видела ли она его рубашку. При этом он обращается к ней как взрослый к взрослому.

Приблизительный ответ, которого он ожидает, это «не видела» или «висит на стуле в гостиной».

Но вместо этого жена реагирует с позиции критического родителя: «Вечно ты где попало вещи разбрасываешь!» Такие трансакции называются пересекающимися и ведут к обрыву контакта или скандалу.

А кроме того, трансакции бывают скрытые. Т.е. при поверхностном взгляде взаимодействие осуществляется на одном уровне, а на самом деле совсем на другом.

Например, под видом обсуждения ситуации с позиции взрослого, может говорить ребенок, выпрашивающий снисхождения у заботливых родителей.

Ловкий манипулятор, который, на первый взгляд, обращается к взрослому эго-состоянию собеседника, может заставить отреагировать бунтующего ребенка. А во время флирта взаимодействие ребенок-ребенок очень часто камуфлируется под взаимодействие взрослый-взрослый.

Игры

Именно скрытые трансакции лежат в основе психологических манипуляций и игр – включая знаменитый треугольник Карпмана. Люди прибегают к ним, чтобы получить мимолетную психологическую выгоду.

Игры могут быть безобидными и откровенно опасными, но в целом в трансактном анализе они расцениваются скорее как негативное явление. Потому что в отдаленной перспективе нередко несут проигрыш всем участникам.

А также потому что полностью несовместимы с подлинной душевной близостью.

Цель психологической помощи, согласно трансактному анализу, научить человека распознавать свое эго-состояние и осознанно выбирать его. Благодаря этому достигается понимание истинных мотивов собственных слов и поступков, а также мотивов, которые движут другими людьми.

Освоив трансактный анализ, можно разобраться в причинах многих конфликтов, предотвратить их появление в будущем, и таким образом сделать общение с другими людьми более эффективным.

Можно освободиться от привычных, усвоенных с детства, моделей поведения и научиться самостоятельно управлять собственной жизнью.

Источник: http://sam-sebe-psycholog.ru/articles/transaktnyy-analiz

Теоретические основы психологических игр

Приходилось ли вам при взаимодействии с другим человеком испытывать неприятные чувства и не говорили ли вы себе после этого следующее: «Почему со мной постоянно случается подобное?»; «Как это могло опять случиться?»; «Я думаю, что он/она совсем другой человек, но…». Испытывали ли вы удивление при таком неблаго­приятном исходе и понимали ли, что что-то подобное ранее уже происходило с вами?

Если ваше взаимодействие с другим человеком протекало подобным образом, то, согласно теории Транcактного Анализа, вы играли в игры.

Подобно футболу или шахматам, психологические игры протекают в соответствии с заранее установленными правилами. Эрик Берн первым привлек внимание людей к этой предсказуемой структуре игр и предложил способы их анализа.

Рассмотрим методики анализа игр, разработанные Берном и другими теоретиками ТА.

Примеры игр. Приведем два примера игр, в которые играют люди.

Пример 1. Сергей знакомится с Марией, они влюбляются друг в друга и решают жить вместе. Вначале все идет хорошо, однако спустя несколько месяцев Сергей начинает доставлять своей партнерше массу неприятностей. Он игнорирует ее желания и чувства, кричит на нее, иногда дает волю рукам.

Он начинает выпивать и приходить домой поздно, тратить деньги Марии, «забывая» их вернуть. Несмотря на плохое обращение, Мария продолжает жить с ним. Чем он становится агрессивнее, тем чаще она позволяет ему вести себя подобным образом. Это продолжается почти три года. Затем без всякого предупреждения Мария бросает Сергея ради другого человека.

Придя домой, Сергей обнаруживает на столе записку, в которой говорится, что Мария ушла от него навсегда.

Сергей в растерянности. Он говорит себе: «Как это могло случиться со мной?» Он начинает добиваться Марию, безуспешно просит ее вернуться. Причем, чем больше он умоляет ее вернуться, тем более категорично она отвергает его, и тем хуже он себя чувствует.

В течение длительного времени Сергей пребывает в депрессии, испытывая одино­чество и чувствуя свою бесполезность. Он пытается понять, что же с ним не в порядке: «Почему этот мужчина нашел то, что потерял я?» Самое странное, что подобное случалось с Сергеем и раньше.

У него было две связи с женщинами, и обе бросили его. При этом он каждый раз говорил себе: «Этого больше не повторится», однако это повторяется вновь и вновь, и каждый раз Сергей испытывает удивление от того, что его бросили.

В данном примере Сергей играет в игру «Бейте меня».

В жизни Марии подобные эпизоды также встречались ранее. До встречи с Сергеем у нее было несколько связей с мужчинами. Почему-то она выбирала мужчин, которые вначале хорошо относились к ней, однако через некоторое время начинали плохо обращаться с ней, как и Сергей.

Всякий раз в течение некоторого времени она играла роль «маленькой женщины» для своего мужчины, а потом вдруг неожиданно меняла свою точку зрения и бросала своего партнера. При этом она чувствовала свою правоту и удовлетворение, говоря себе: «Я так и думала — все мужчины одинаковы».

Тем не менее, спустя некоторое время она знакомилась с новым мужчиной, и все повторялось. Игра Марии называется «Попался, негодяй».

Пример 2. Ольга социальный работник. Однажды к ней на прием приходит клиент, который выглядит подавленно. Он говорит Ольге: «Со мной случилось ужасное — хозяин выгнал меня из квартиры и мне некуда идти. Я не знаю, что делать».

«Да, плохие новости, — говорит Ольга, нахмуриваясь. — Чем я могу вам помочь?»

«Я не знаю», — мрачно произносит клиент.

«Вот, что я вам скажу, — говорит Ольга. — Почему бы нам не просмотреть вечернюю газету и не поискать, можно ли где-то в городе снять комнату?»

«В этом все и дело, — говорит клиент, все ниже опуская голову. — У меня нет денег, чтобы платить за комнату».

«Я думаю, что смогу помочь вам в этом вопросе».

«Спасибо, но честно говоря, я ни от кого не хочу получать подачки».

«Ну хорошо, а как насчет того, чтобы найти койку в общежитии, пока вы не подыщите себе что-нибудь другое?»

«Благодарю вас, — отвечает клиент, — но не думаю, что смогу ужиться с другими людьми, когда я в таком состоянии».

Пока Ольга ищет еще какой-нибудь выход, в комнате царит тишина. Ольге ничего больше не приходит на ум. В этот момент клиент глубоко вздыхает и встает, собираясь уйти. «Спасибо хотя бы за то, что вы пытались мне помочь», — говорит он мрачно, уходя.

Ольга спрашивает себя: «Что же все-таки произошло?» Сначала она испытывает удивление, а потом подавленность, говоря себе, что она ни в чем не может помочь людям. Между тем, ее клиент выходит на улицу, испытывая возмущение и гнев по отношению к Ольге. Он говорит себе: «Я так и думал, что она не сможет мне помочь, так оно и вышло».

Как для Ольги, так и для ее клиента эта сцена многократно повторялась в прошлом.

Ольга довольно часто вступает в подобные отношения, предлагая свою помощь и давая советы клиентам, а затем испытывает неприятные чувства из-за того, что они не воспользовались ее помощью.

Ее клиент также знаком с подобным исходом ситуации, так как он постоянно отказывается от помощи других людей, испытывая злость и разочарование к тем лицам, которые пытались ему помочь.

Ольга и ее клиент в данном случае проигрывают две игры, которые довольно часто протекают одновременно: игра Ольги называется «Почему бы вам не..?», игра ее клиента — «Да, но…».

Характерные особенности игр. Из приведенных выше примеров можно выделить несколько характерных особенностей, присущих играм.

  1. Игры постоянно повторяются. Время от времени каждый человек играет в свою любимую игру, при этом игроки и обстоятельства могут меняться, однако паттерн игры всегда остается одним и тем же.
  2. Игры проигрываются вне осознания Взрослого. Несмотря на то, что люди играют в одни и те же игры, они не осознают этого. Лишь на заключительной стадии игры игрок может спросить себя: «Как это опять могло случиться со мной?» Даже в этот момент люди обычно не понимают, что они сами начали игру.
  3. Игры всегда заканчиваются тем, что игроки испытывают рэкетные чувства (чувства привычные для определенной ситуации, закрепившиеся с детства и не соответствующие происходящему).
  4. Игроки во время игр обмениваются скрытыми трансакциями. В любой игре на психологическом уровне происходит нечто совершенно отличное от того, что имеет место на социальном уровне. Мы знаем об этом потому, что люди играют в свои игры снова и снова, находя партнеров, игры которых подходят к их играм. Когда клиент Ольги приходит к ней за помощью и она предлагает ему эту помощь, они оба полагают, что в этом и состоит их подлинная цель. Однако результат их взаимодействия говорит о том, что неосознанные мотивации их действий отличаются друг от друга. На психологическом уровне они обменялись скрытыми посланиями, которые отражали их подлинные намерения. Ольга была готова оказать помощь, которую никогда не приняли бы, а ее клиент пришел за помощью, чтобы не воспользоваться ею.
  5. Игры всегда включают в себя момент удивления или смущения. В этот момент игрок ощущает, что случилось нечто неожиданное. Дело в том, что игроки поменялись ролями. Как раз это и испытывал Сергей, когда понял, что Мария бросила его. Мария ушла потому, что совершенно неожиданно изменила свое мнение о Сергее.
Читайте также:  Как стать желанной и любимой для своего мужчины навсегда

Припомните из вашего недалекого прошлого какое-либо неприятное взаимодействие, которое подходит под описание игр, и опишите эту ситуацию. Убедитесь в том, присущи ли пять характерных особенностей игр вашей ситуации. Отметьте также, как вы себя чувствовали в конце ситуации. Знакомо ли вам это чувство?

Футболки. Удивительно, как люди находят других, чьи игры подходят к их собственным. Сергей постоянно находит женщин, которые его бросят, а Ольга выбирает клиентов, которые просят у нее помощи, а после не принимают ее. Создается впечатление, что каждый человек носит футболку, на которой написано приглашение сыграть в игру.

Спереди на футболке написан девиз, отражающий то, что мы сознатель­но хотим достигнуть, а сзади — скрытые послания психологического уровня. Причем именно послание на спине определяет тех людей, с которыми мы хотим иметь дело.

Таким образом, можно представить, что спереди на футболке Марии написан девиз: «Я буду хорошей и буду долго терпеть», а на ее спине будет следующая надпись: «Подожди, я тебе еще покажу!».

Задумайтесь, какой девиз написан спереди и сзади на вашей футболке? Какие девизы, по вашему мнению, написаны на футболках людей, с которыми вы взаимодействовали в вашей ситуации?

Различные степени интенсивности игр. Игры проигрываются с различной степенью интенсивности.

В играх первой степени игрок испытывает желание рассказать о результате игры в своем социальном окружении. В примерах, приведен­ных в начале данной главы, все игроки играли в игры первой степени.

Можно представить, что в то время как Ольга делится своими сомнениями с коллегами за чашечкой кофе, ее клиент в это же время будет негодовать, рассказывая в баре своим друзьям о некомпетентности Ольги. Друзья и коллеги воспримут это как вполне нормальное поведение.

Игры первой степени обычно занимают большую часть в структурировании времени на вечеринках и общественных мероприятиях.

Игры второй степени предполагают более тяжелые последствия, так что игрок не будет говорить о них в своем социальном кругу.

Например, допустим, что клиент Ольги не просто пожаловался, а написал официальное заявление, обвиняющее Ольгу в некомпетентности.

В этом случае Ольга, возможно, будет испытывать глубокую депрессию, может даже уволится с работы. Во всяком случае, вряд ли она будет рассказывать о случившемся своим друзьям.

Игры третьей степени, по мнению Берна, «проигрываются постоянно и заканчиваются на операционном столе, в суде или морге».

Если бы Сергей и Мария играли с такой степенью интенсивности, то Сергей мог бы избить Марию, а та, в свою очередь, могла бы терпеть все это до тех пор, пока однажды не взяла бы кухонный нож и не зарезала бы Сергея.

Формула Игры. Берн пришел к выводу, что все игры проходят шесть стадий, и описал их в следующей формуле:

Крючок + Клев = Реакция —> Переключение —> Смущение —> Расплата

или в сокращенном варианте:

К + Кл = Р->П->С->Р.

Подобную последовательность Берн назвал формулой И или Формулой Игры.

Давайте применим формулу И в отношении игр между Ольгой и ее клиентом. Он начинает игру с того, что хозяин выгнал его из квартиры.

Под посланием на этом социальном уровне лежит Крючок, который передается невербально и гласит следующее: «Если ты попытаешься помочь мне, то ничего у тебя из этого не выйдет, ха-ха!». При входе в игру Ольга сигнализирует о своем намерении участвовать в ней Клевом.

Берн употребил это слово, чтобы обозначить слабое место (болевую точку) сценария, в котором человек «заглаты­вает» Крючок.

Для Ольги это Родительское послание, гласящее: «Ты должна помогать людям, находящимся в бедственном положении!» Слыша в себе это послание, она отвечает клиенту на психологическом уровне: «Хорошо, я помогу тебе, однако мы оба знаем, что ты сам не дашь себе помочь». На социальном уровне это передается фразой: «Чем я могу вам помочь?»

Стадия Реакции игр состоит из целой серии трансакций, которые могут продолжаться от одной-двух секунд до нескольких дней или лет. В нашем случае Ольга дает несколько советов своему клиенту, причем на социальном уровне они кажутся прямым обменом информацией, а на психологическом представляют собой повторяющийся обмен Крючок-Клев, который и послужил началом игры.

Переключение происходит тогда, когда советы Ольги иссякают, и клиент говорит: «Спасибо за помощь». В следующий момент Ольга неожиданно начинает испытывать удивление или Смущение, так же, как и ее клиент. Обе стороны незамедлительно получают свою Расплату в виде рэкетных чувств: Ольга испытывает депрессию, а ее клиент — «праведное возмущение».

Психологические игры усиливают сценарий жизни. Включаясь в игру снова и снова человек закрепляет сценарное решение. Игра — это реализация сценария в миниатюре, как бы его репетиция. С каждым разом Расплата усиливается, а негативные чувства накапливаются. Игра 3 степени может закончится сценарной расплатой в виде больницы, тюрьмы или смерти.

Источник: http://transaktnyj-analiz-v-zhizni.ru/teoreticheskie-osnovy-psixologicheskix-igr/

Трансактный анализ Эрика Берна: техники, понятия, цель, упражнения, отзывы

Трансактный анализ представляет собой совокупность методик, анализирующих и психокорректирующих человеческую судьбу и жизнь. Подобная методика активно используется в наркологии с целью лечения тяжелых зависимостей вроде алкоголизма или наркомании.

Трансактный анализ Э. Берна в наркологии

Трансактный анализ – метод терапии, состоящий из трех основ:

  • Структурный анализ – анализ личности и ее Эго-состояний;
  • Трансактный анализ – оценка межличностных взаимодействий, общения;
  • Сценарный анализ – это оценка жизненного сценария, которого человек подсознательно придерживается в течение жизни.

Создатель методики — Эрик Берн, анализ же основывается на теории личности, которая, в зависимости от определенной обстановки может пребывать в трех различных состояниях: родитель, ребенок и взрослый. На протяжении жизни человек попеременно пребывает в одном из таких эго-состояний.

Понятия

Трансактный метод анализа Эрика Берна часто называют оценкой общения, поскольку подобная методика анализирует человека на основе его взаимодействия с другими людьми.

Основными понятиями трансактного анализа выступают:

  • Нет психически нездоровых людей, все мы – нормальные, поэтому каждый имеет право на уважение к собственной личности и своему мнению. Каждая личность имеет определенную важность и вес в обществе;
  • Каждый человек строит свою жизненную историю сам, поэтому он в состоянии поменять ее сценарий, не опираясь на ранее принятые решения;
  • Каждый человек способен мыслить, если только нет каких-либо приобретенных либо врожденных мутаций, нарушений и увечий, а также за исключением состояния бессознательности.

Цель

Основатель методики Эрих Берн, заявлял что целью подобного анализа является освобождение пациента от зависимостей, обретенных им когда-то и заставляющих пациента снова возвращаться к ним. Человека необходимо научить взаимодействовать с другими членами общества так, чтобы он получал некоторую выгоду психологического характера.

Подобная психотерапевтическая методика помогает пациенту освободиться от жизненных сценариев, кем-то или чем-то навязанных когда-то.

Конечная цель анализа трансакций — формирование всесторонне гармоничной личности, которая сбалансирована в отношении всех Я-состояний (Взрослый, Родитель, Ребенок). Причем эго-состояние «Взрослый» должно стать автономным.

В целом подобный анализ направлен на глубокое понимание собственной личности, на познание рационального взаимодействия с окружающими, а, главное, на разрушение и изменение неприемлемого жизненного сценария, связанного с каким-либо пагубным пристрастием вроде наркозависимости либо алкоголизма.

Использование в терапии разнообразных зависимостей трансактного анализа позволяет выявить и устранить препятствия, мешающие полноценной и трезвой жизни.

Сущность заключается в том, что человек формирует новые поведенческие модели и пересматривает свой жизненный сценарий.

Пациент лучше понимает свой внутренний мир и себя, что побуждает его найти определенный выход из сложившихся трудностей и предпринять попытки для их разрешения.
На видео суть и цели трансактного анализа:

Основные положения и техника

Каждое состояние эго является отражением определенного достижения, причем довольно часто эти эго-состояния сочетаются, влияя друг на друга.

Спиртное либо наркотики оказывают на эго-состояния и сознание пациента специфическое влияние. С увеличением опьянения происходит изгнание эго-состояний.

Поначалу сознание ликвидирует Родителя, который придерживается моральных запретов и критического осуждения.

Затем ликвидируется Взрослый, т. е. память и рациональность. Подобные процессы обуславливаются померкнувшим сознанием, при котором Ребенок делает, что хочет.

Когда алкоголик, пребывая в состоянии «Ребенка», лишен и «Взрослого», и «Родителя», то он может сделать, что ему захочется, например, сексуальное удовлетворение или запретные действия, которые он неспособен совершить, пока не изгонит «Взрослого» и «Родителя».

Психиатр использует техники анализа транзакций для улучшения жизни пациента. Анализ проводится путем диалога между пациентом и зависимым. По сути, трансактная методика разрабатывалась для групповой работы, поэтому специалисты рекомендуют практиковать подобную терапию в группах анонимных алкоголиков или наркоманов.

Трансактный анализ является контрактной терапией, при которой дается какое-то обещание и в дальнейшем ожидается его выполнение. Алкоголизм или наркозависимость здесь рассматривается в качестве неприемлемого жизненного сценария, ведущего к разрушению который пациент должен изменить.

Личностные роли по Берну

Базовые упражнения

Техники и упражнения трансактного анализа весьма разнообразны и многочисленны, но все они сводятся к изучению человеческих эго-состояний, осознания и дальнейшей закладки жизненного плана.

Любой человек может пребывать в состоянии взрослого, ребенка или родителя, поэтому очень важно научить пациента понимать себя в каждом из этих эго-состояний, которые являются определенной частью личности.

  • Для выполнения первого упражнения врач просит пациента привести пример на каждое эго-состояние за последние 24 часа, при этом пациент должен описать чувства и мысли, присутствующие при каждом из этих состояний. Пациенту нужно вспомнить, как он себя вел, будучи в «Ребенке», «Родителе» и «Взрослом».
  • Второе упражнение заключается в возвращении в каждое из описанных пациентом состояний.
  • Третье базовое упражнение требует от пациента вспомнить последний день, когда именно он пребывал в состоянии «позитивного ребенка». Пациент должен четко представить и описать свое поведение в этот момент. Затем воспоминания должны коснуться «негативного ребенка», где он также описывает свое поведение, эмоции, мысли.
  • Четвертое упражнение заключается в воспроизведении и описании поведения «негативного и позитивного родителя», когда за прошедший день он находился в подобном состоянии, кого конкретно из своих родителей он копировал в эти моменты и пр.
  • 5 упражнение заключается в построении эгограммы, что необходимо для определения рейтинга каждого состояния.
  • В шестом упражнении психотерапевт выясняет, есть ли у пациента желание поменять что-либо в собственной эгограмме, уточняет, что именно нужно поменять.

Упражнений довольно-таки много, описать их все в рамках данной статьи невозможно, хотя общий принцип работы вполне понятен. Минимальное количество занятий, которые должен пройти пациент, не меньше 10, а то и больше. Зависит от группы и ситуации, а также психоаналитика.

К сожалению, в интернете ничтожно мало отзывов о подобной терапии, однако, из найденной информации можно сделать такие выводы:

  • Психоаналитики считают теорию Берна весьма эффективной в области определения и понимания проблемы. Но вот решить ее при помощи трансактного анализа не всегда удается. Возможно, причина кроется в недостаточной информации относительно алгоритмов ее использования. Но в целом при сочетании подобной методики с другими направлениями и при ее групповом использовании она вполне заслуживает одобрения.
  • Что касается пациентов, прошедших подобную терапию, то их найти не удалось. Хотя сами психотерапевты утверждают, что успешно пролеченный пациент не особо распространяется о психотерапевтической помощи, утверждая, что до всего дошел сам. Пациенты подсознательно стремятся забыть себя в состоянии алкоголика или наркомана, поэтому даже разговоров о методах лечения стараются избегать.

Итак, в целом методика трансактного анализа в умелых и опытных руках достаточно эффективна, но проблема в том, что на сегодня недостаточно этих самых рук, умело использующих основы данной теории на практике.

Читайте также:  Иллюзия - что это такое, виды иллюзий

Источник: http://gidmed.com/narkologiya/narkomaniya/transaktnyj-analiz-berna.html

Общая психокоррекция учебное пособие

Глава 4. ТРАНСАКТНЫЙ АНАЛИЗ

§ 1. ТРАНСАКТНЫЙ АНАЛИЗ Э. БЕРНА

Э. Берн создал популярную концепцию, корни которой уходят в психоанализ. Однако концепция Берна вобрала в себя идеи и понятия как психодинамического, так и бихевиориального подхода, сделав акцент на определении и выявлении когнитивных схем поведения, которые программируют взаимодействие личности с собой и другими.

108

Современный трансактный анализ включает в себя теорию личности, теорию коммуникаций, анализ сложных систем и организаций, теорию детского развития. В практическом применении он представляет собой систему коррекции как отдельных людей, так и супружеских пар, семей и различных групп.

Структура личности, по Берну, характеризуется наличием трех состояний “Я”, или “эго-состояний”: “Родитель”, “Ребенок”, “Взрослый”.

“Родитель” – “эго-состояние” с интериоризованными рациональными нормами долженствований, требований и запретов.

“Родитель” – это информация, полученная в детстве от родителей и других авторитетных лиц: правила поведения, социальные нормы, запреты, нормы того, как можно или должно вести себя в той или иной ситуации.

Есть два основных родительских влияния на человека: прямое, которое проводится под девизом: “Делай как я!” и косвенное, которое реализуется под девизом: “Делай не как я делаю, а как я велю делать!”.

“Родитель” может быть контролирующим (запреты, санкции) и заботящимся (советы, поддержка, опека). Для “Родителя” характерны директивные высказывания типа: “Можно”; “Должно”; “Ни за что”; “Итак, запомни”; “Какой вздор”; “Бедняжка”…

В тех условиях, когда “родительское” состояние полностью блокировано и не функционирует, человек лишается этики, моральных устоев и принципов.

“Ребенок” – эмотивное начало в человеке, которое проявляется в двух видах:

1. “Естественный ребенок” – предполагает все импульсы, присущие ребенку: доверчивость, непосредственность, увлеченность, изобретательность; придает человеку обаяние и теплоту. Но при этом он капризен, обидчив, легкомыслен, эгоцентричен, упрям и агрессивен.

3. “Адаптированный ребенок” – предполагает поведение, соответствующее ожиданиям и требованиям родителей. Для “адаптированного ребенка” характерна повышенная конформность, неуверенность, робость, стыдливость. Разновидностью “адаптированного ребенка” является “бунтующий” против родителей “Ребенок”.

Для “Ребенка” характерны высказывания типа: “Я хочу”; “Я боюсь”; “Я ненавижу”; “Какое мне дело”.

Взрослое “Я-состояние” – способность человека объективно оценивать действительность по информации, полученной

109

в результате собственного опыта и на основе этого принимать независимые, адекватные ситуации, решения. Взрослое состояние способно развиваться в течение всей жизни человека.

Словарь “Взрослого” построен без предубеждения к реальности и состоит из понятий, при помощи которых можно объективно измерить, оценить и выразить объективную и субъективную реальность.

Человек с преобладающим состоянием “Взрослого” является рациональным, объективным, способным осуществлять наиболее адаптивное поведение.

Если “Взрослое” состояние блокировано и не функционирует, то такой человек живет в прошлом, он не способен осознать изменяющийся мир и его поведение колеблется между поведением “Ребенка” и “Родителя”.

Если “Родитель” – это преподанная концепция жизни, “Ребенок” – концепция жизни через чувства, то “Взрослый” – это концепция жизни через мышление, основанная на сборе и обработке информации. “Взрослый” у Берна играет роль арбитра между

“Родителем” и “Ребенком”. Он анализирует информацию, записанную в “Родителе” и “Ребенке”, и выбирает, какое поведение наиболее соответствует данным обстоятельствам, от каких стереотипов необходимо отказаться, а какие желательно включить. Поэтому коррекция должна быть направлена на выработку постоянного взрослого поведения, ее цель: “Будь всегда взрослым!”.

Для Берна характерна специальная терминология, которая обозначает события, происходящие между людьми в общении.

“Игра” – фиксированный и неосознаваемый стереотип поведения, в котором личность стремится избегнуть близости (т.е. полноценного контакта) путем манипулятивного поведения. Близость- это свободный от игр, искренний обмен чувствами, без эксплуатации, исключающий извлечение выгоды.

Под играми понимается продолжительный ряд действий, содержащих слабость, ловушку, ответ, удар, расплату, вознаграждение. Каждое действие сопровождается определенными чувствами. Ради получения чувств часто и совершаются действия игры. Каждое действие игры сопровождается поглаживанием, которых в начале игры больше, чем ударов.

Чем дальше разворачивается игра, тем интенсивнее становятся поглаживания и удары, достигая максимума в конце игры.

Выделяют три степени игр: игры 1-й степени приняты в обществе, они не скрываются и не приводят к тяжелым

110

последствиям; игры 2-й степени скрываются, не приветствуются обществом и приводят к ущербу, который нельзя назвать непоправимым; игры 3-й степени скрываются, осуждаются, ведут к непоправимому ущербу для проигравшего. Игры могут разыгрываться человеком с самим собой, зачастую – двумя игроками (при этом каждый игрок может исполнять несколько ролей), и иногда игрок устраивает игру с организацией.

Психологическая игра представляет собой серию следующих друг за другом трансакций с четко определенным и предсказуемым исходом, со скрытой мотивацией. В качестве выигрыша выступает какое-либо определенное эмоциональное состояние, к которому игрок бессознательно стремится.

“Поглаживания и удары” – взаимодействия, направленные на передачу положительных или отрицательных чувств. Поглаживания могут быть:

· позитивными: “Вы мне симпатичны”, “Какая вы милая”;

· негативными: “Ты мне неприятен”, “Ты сегодня плохо выглядишь”;

· условными (касаются того, что человек делает и подчеркивают результат): “Вы хорошо это сделали”, “Ты бы мне больше нравился, если бы…”

· безусловными (связаны с тем, кем человек является): “Вы специалист высшего класса”, “Я принимаю тебя таким, какой ты есть”;

· фальшивыми (внешне они выглядят как позитивные, а на самом деле оказываются ударами): “Вам, конечно же, понятно, что я вам говорю, хотя вы и производите впечатление недалекого человека”, “Вам очень идет этот костюм, обычно костюмы на вас висят мешками”.

Любое взаимодействие людей содержит поглаживания и удары, они составляют банк поглаживаний и ударов человека, который во многом определяет самооценку и самоуважение. Каждый человек нуждается в поглаживаниях, особенно остро эту потребность испытывают подростки, дети и старики.

Чем меньше физических поглаживаний получает человек, тем более он настроен на психологические поглаживания, которые с возрастом становятся более дифференцированными и изощренными.

Поглаживания и удары находятся в обратной зависимости: чем больше человек принимает позитивных поглаживаний, тем меньше отдает

111

ударов, и чем больше человек принимает ударов, тем меньше он отдает поглаживаний.

“Трансакции” – все взаимодействия с другими людьми с позиции той или иной роли: “Взрослого”, “Родителя”, “Ребенка”. Различают дополнительные, перекрестные некрытые трансакции.

Дополнительными называются трансакции, соответствующие ожиданиям взаимодействующих людей и отвечающие здоровым человеческим отношениям. Такие взаимодействия неконфликтогенны и могут продолжаться неограниченное время.

Перекрестные трансакции начинаются взаимными упреками, едкими репликами и заканчиваются хлопаньем дверью. В этом случае на стимул дается реакция, активизирующая неподходящие “эго-состояние”.

Скрытые трансакции включают более двух “эго-состояний”, сообщение в них маскируется под социально приемлемым стимулом, но ответная реакция ожидается со стороны эффекта скрытого сообщения, что составляет суть психологических игр.

“Вымогательство” – способ поведения, с помощью которого люди реализуют привычные установки, вызывая у себя отрицательные чувства, как бы требуя своим поведением, чтобы их успокаивали.

Вымогательство – это обычно то, что получает инициатор игры в ее конце. Так, например, обильные жалобы клиента направлены на получение эмоциональной и психологической поддержки со стороны окружающих.

“Запреты и ранние решения” одно из ключевых понятий, означающее послание, передающееся в детстве от родителей к детям из “эго-состояния” “Ребенок” в связи с тревогами, заботами и переживаниями родителей.

Эти запреты можно сравнить с устойчивыми матрицами поведения. В ответ на эти послания ребенок принимает то, что называется “ранние решения”, т.е. формулы поведения, вытекающие из запретов. Например, “Не высовываться, надо быть незаметным, а иначе будет плохо”.

– “А я буду высовываться”.

“Жизненный сценарий” это жизненный план, напоминающий спектакль, который личность вынуждена играть. Он включает в себя:

родительские послания (социальные нормы, запреты, правила поведения). Дети получают от родителей вербальные сценарные сообщения как общего жизненного плана, так и касающиеся различных сторон жизни человека: профессиональный сценарий, сценарий женитьбы-замужества,

112

образовательный, религиозный и т.д. При этом родительские сценарии могут быть: конструктивными, деструктивными и непродуктивными;

· ранние решения (ответы на родительские послания);

· игры, которые реализуют ранние решения;

· вымогательства, которыми оправдываются ранние решения;

· ожидание и предположение того, чем закончится пьеса жизни.

“Психологическая позиция или основная жизненная установка” совокупность основных, базовых представлений о себе, значимых других, окружающем мире, дающих основание для главных решений и поведения человека. Выделяют следующие основные позиции:

1. “Я благополучен – ты благополучен”.

2. “Я неблагополучен – ты неблагополучен”.

3. “Я неблагополучен – ты благополучен”.

4. “Я благополучен – ты неблагополучен”.

1. “Я благополучен ты благополучен” – это позиция полного довольства и принятия других. Человек находит себя и свое окружение благополучным. Эта позиция удачливой, здоровой личности.

Такой человек поддерживает добрые отношения с окружающими, принят другими людьми, отзывчив, вызывает доверие, доверяет другим и уверен в себе. Такой человек умеет жить в изменяющемся мире, внутренне свободен, избегает конфликтов и не тратит время на борьбу с самим собой или с кем-то из окружающих.

Человек с такой позицией считает, что жизнь каждого человека стоит того, чтобы жить и быть счастливым.

2. “Я неблагополучен – ты неблагополучен”. Если человек был окружен вниманием, теплом и заботой, а затем в силу каких-то жизненных обстоятельств отношение к нему радикально меняется, то он начинает ощущать себя неблагополучным. Окружение также воспринимается в негативном ключе.

Эта позиция безнадежного отчаяния, когда жизнь воспринимается бесполезной и полной разочарований.

Такая позиция может складываться у ребенка, лишенного внимания, заброшенного, когда окружающие безразличны к нему, или у взрослого, который понес большую утрату и не располагает ресурсами для собственного восстановления, когда окружающие отвернулись от него и он лишен поддержки. Многие люди с установкой “Я неблагополучен – ты неблагополучен” проводят большую часть жизни в наркологических,

113

психиатрических и соматических стационарах, в местах лишения свободы. Для них типичны все нарушения здоровья, вызванные саморазрушающим поведением: непомерное курение, злоупотребление алкоголем и наркотическими веществами. Человек с такой установкой считает, что и его жизнь и жизнь других людей вообще ничего не стоит.

3. “Я неблагополучен – ты благополучен”. Человек с негативным образом собственного “Я” отягощен происходящими событиями и принимает на себя вину за них.

Он недостаточно уверен в себе, не претендует на успех, низко оценивает свой труд, отказывается брать на себя инициативу и ответственность. Он ощущает себя полностью зависимым от окружающих, которые представляются ему огромными, все сильными, благополучными фигурами.

Человек с такой позицией считает, что его жизнь немногого стоит в отличие от жизни других, благополучных людей.

4. “Я благополучен – ты неблагополучен”. Эта установка надменного превосходства. Данная фиксированная эмоциональная установка может сформироваться как в раннем детстве, так и в более зрелом возрасте.

Формирование установки в детстве может складываться по двум механизмам: в одном случае семья всячески подчеркивает превосходство ребенка над другими ее членами и окружающими. Такой ребенок растет в атмосфере почитания, всепрощения и принижения окружающих.

Другой механизм развития установки срабатывает, если ребенок постоянно пребывает в условиях, угрожающих его здоровью или жизни (например, при плохом обращении с ребенком), и когда он восстанавливается после очередного унижения (или для того, чтобы просто выжить), он заключает: “Я благополучен” – чтобы освободиться от своих обидчиков и тех, кто не защитил его “Ты не благополучен”. Человек с такой установкой считает свою жизнь весьма ценной и не ценит жизнь другого человека.

Трансактный анализ включает:

· Структурный анализ – анализ структуры личности.

· Анализ трансакций – вербальных и невербальных взаимодействий между людьми.

Читайте также:  Этика и психология делового общения

· Анализ психологических игр, скрытых трансакций, приводящих к желаемому исходу -выигрышу.

· Анализ сценария (скрипт-анализ) индивидуального жизненного сценария, которому человек невольно следует.

114

В основе коррекционного взаимодействия лежит структурный анализ “эго-позиции”, который предполагает демонстрацию взаимодействия с помощью техники ролевых игр.

Особо выделяются две проблемы: 1) контаминации, когда смешиваются два разных “эго-состояния”, и 2) исключения, когда “эго-состояния” жестко отграничены друг от друга.

В трансактном анализе используется принцип открытой коммуникации. Это означает, что психолог и клиент разговаривают на простом языке, обычными словами (это значит, что клиент может читать литературу по трансактному анализу).

Цели коррекции. Главная цель – помощь клиенту в осознании своих игр, жизненного сценария, “эго-состояний” и при необходимости принятие новых решений, относящихся к поведению построения жизни.

Сущность коррекции заключается в том, чтобы освободить человека от выполнения навязанных программ поведения и помочь ему стать независимым, спонтанным, способным к полноценным отношениям и близости.

Целью также является достижение клиентом независимости и автономии, освобождение от принуждения, включенность в настоящие, свободные от игр взаимодействия, допускающие откровенность и близость.

Конечная цель – достижение автономии личности, определение своей собственной судьбы, принятие ответственности за свои поступки и чувства.

Позиция психолога. Основная задача психолога – обеспечить необходимый инсайт. А отсюда требование к его позиции: партнерство, принятие клиента, сочетание позиции учителя и эксперта. При этом психолог обращается к “эго-состоянию” “Взрослый” в клиенте, не потакает капризам “Ребенка” и не успокаивает разгневанного “Родителя” в клиенте.

Когда психолог использует излишне много терминологии, непонятной клиенту, считается, что этим он стремится защититься от собственной неуверенности от проблем.

Требования и ожидания от клиента. Основным условием работы в трансактном анализе является заключение контракта. В контракте четко оговариваются: цели, которые клиент ставит перед собой; пути, по которым эти цели будут достигаться; предложения психолога по взаимодействию; список требований к клиенту, который тот обязуется выполнять.

Клиент решает, какие убеждения, эмоции, стереотипы поведения он должен изменить в себе, чтобы достигнуть

115

намеченных целей. После пересмотра ранних решений клиенты начинают думать, вести себя и чувствовать по-другому, стремясь приобрести автономию. Наличие контракта предполагает взаимную ответственность обеих сторон: психолога и клиента.

116 Техники

1. Техника семейного моделирования включает в себя элементы психодрамы и структурного анализа “эго-состояния”.Участник группового взаимодействия воспроизводит свои трансакции с моделью своей семьи. Проводится анализ психологических игр и вымогательств клиента, анализ ритуалов, структурирование времени, анализ позиции в общении и, наконец, анализ сценария.

2. Трансактный анализ. Очень эффективен в групповой работе, предназначен для кратковременной психокоррекционной работы. Трансактный анализ предоставляет клиенту возможность выйти за рамки неосознаваемых схем и шаблонов поведения, и, приняв иную когнитивную структуру поведения, получить возможность произвольного свободного поведения.

116

Источник: http://textarchive.ru/c-1376000-p12.html

Трансактный анализ – Психологос

​​​​​​​​Классический психоанализ сложен, юнгианский психоанализ запутан, а люди всегда тянутся к чему-то простому и понятному. Как формулировал сам автор данного подхода, Эрик Берн, трансактный анализ – это упрощенный, дешевый вариант психоанализа, «психоанализ для домохозяек». Последователи трансактного анализа называют его коротко: ТА (“тэа”).

То, что Фрейд описывал как Ид («Оно»), Эрик Берн в ТА называет состоянием ребенка, или внутренним Ребенком: то состояние, в котором человек действует в соответствии со своими желаниями и простыми потребностями, идя навстречу тому, что хочется, живя спонтанно и во многом импульсивно.

Если мы помним, какими мы были детьми до собственно социального воспитания, мы помним свое состояние Ребенка. Напротив того, внутренний Родитель каждого из нас – отзвук наших родителей и других взрослых людей, которые воспитывали нас и доносили до нас правила жизни в обществе. Конечно, они во многом ограничивали нашего ребенка, и это аналог фрейдовского Супер-Эго.

Третье основное состояние в ТА – это внутренний Взрослый, наше разумное начало, аналог Эго из схемы З. Фрейда.

Внутренний Родитель – отражение разнообразия родительских стилей и ролей, знакомых человеку в его опыте. Детям естественно копировать своих родителей, и то, что чаще человек видел в своем детстве и жизни, как поведение и стиль Родителя, то позже легко воспроизводит и сам – в самых разных ситуациях, не обязательно в ситуации общения с детьми.

Человек в родительской позиции учит и требует, опекает и наставляет, заботится или критикует, ставит высокие цели и настаивает на следовании должному, создавая и поддерживая традиции. В умном и заботливом варианте, как роли Учителя жизни, Наставника или Поддерживающего Опекуна, это нужно и уместно.

С другой стороны, родительские роли занудного Ментора, недовольного Критика или вечно тревожной Курицы-наседки чаще создают конфликты и проблемы.

Позитивная и негативная сторона есть и в других позициях, эго-состояниях личности. Внутренний Ребенок – когда-то радость для всех, когда-то ужас и проблемы.

Спонтанность и живое любопытство, доверие людям и миру, увлеченность и готовность к творчеству, легкость и позитивный настрой, готовность искренне поблагодарить за помощь – это ребенок со своей позитивной стороны.

Со своей негативной стороны эго-состояние Ребенок уже не так обаятельно: это эгоцентризм и капризы, упрямство и агрессивность, безразличие к чувствам и интересам окружающих. Проще говоря, это роль Хулигана. Другие проблемные лики Ребенка – протестующий Бунтарь, несчастная беспомощная Жертва и упрямо тупой Дурик.

«Я хочу» или «я не хочу», «боюсь», «ненавижу», «мне все равно», «какое мне дело» – типовые обороты, по которым можно узнать Внутреннего ребенка. Сюда же – невербалика: дрожащие губы, слезы, «надутый вид»; опущенные плечи либо выражение безмерного восторга.

Внутренний взрослый как эго-состояние – это логика и реализм, спокойный анализ и объективные оценки происходящего.

Без умения включать и поддерживать в себе Взрослого человек не может стать действительно зрелой личностью, однако Взрослый без развитого Родителя и Ребенка – сухой безчувственный аналитик, не имеющий воли настоять на своем решении.

Чаще, однако, к терапевтам приходят люди с преобладанием состояния Ребенка или Родителя и недоразвитостью позиции Взрослого. Соответственно в этом случае психотерапия должна быть направлена на установление баланса трех названных компонентов и усиление роли Взрослого.

Внутренний Взрослый не имеет задачи возвысить себя, подавляя внутреннего Ребенка или Родителя. Его задача – изучив информацию, наилучшим образом распорядиться имеющимися потенциалом.

Он не руководствуется ни страхами, ни надеждами: он взвешивает за и против, считает риски и принимает оптимальное при имеющеся информации решение.

Взрослый решает, какое поведение наиболее соответствует имеющимся обстоятельствам, от каких ролей необходимо отказаться, а какие желательно включить. Так, на веселой вечеринке уместно скорее детское поведение и неуместно родительское морализирование.

Впрочем, в реалиях современного трансактного анализа в России психотерапевты этого направления нередко двигаются в другом направлении.

Видя позицию Родителя в первую очередь как позицию косную и давящую, они стараются ослабить у клиента позицию его внутреннего Родителя и усилить позиции его Ребенка.

Иногда это бывает действительно актуально, однако нельзя забывать понимать девиз ТА: «Будь всегда Взрослым».

Цитирую: “Во многих отношениях Ребенок – одна из наиболее ценных составляющих личности, так как вносит в жизнь человека то, что настоящий ребенок вносит в семейную жизнь: радость, творчество и очарование.

Ребенок – это источник интуиции, творчества, спонтанных побуждений и радости” (негативные описания позиции Ребенка чаще относят не к естественному, а ребенку, реагирующему на взрослых) “Физические признаки Родителя: нахмуренный лоб, указующий перст руки, качание головой, “грозный вид”, топание ногой, руки на бедрах, руки, скрещенные на груди, щелкание языком, поглаживание другого по голове и т.п.Слова и выражения: “Всегда”, “Никогда”, “Сколько раз я тебе говорил”, “Запомни раз и навсегда”, “Я бы на твоем месте..”, слова: глупый, капризный, нелепый, отвратительный, душечка, милашка, ну-ну, хватит, должен, следует, надо”.
Авторы этих строк: Ян Стюарт, Вэнн Джойнс. Современный транзактный анализ. Социально-психологический центр, СПб, 1996.

Кроме собственно психотерапии, ТА во многом выполняют просветительскую функцию, рассказывая о правилах грамотного общения и возможностях избегания конфликтов в общении и взаимоотношениях, способах ухода от манипуляций и умения видеть манипулятивные игры как в поведении окружающих, так и в собственном поведении.

Эрик Берн ввел в культурный обиход представление об играх во взаимоотношениях: игры «Да, Но», «Замотанная домохозяйка», «Я просто хочу вам помочь» и множество других вошли в классику практической психологии.

Рассматривая возникновение проблем у взрослых людей, ТА вполне в русле психоанализа указывает на важнейшую роль детства и детских сценариев: сценариев, которые ребенок наблюдал в своем детстве и тем более в которых участвовал сам. Не менее популярны стали представления о позициях «я о'кей», «я не-о'кей», «ты о'кей» и «ты не-о'кей».

Эти позиции определяют выбор игр, игры вплетаются в жизненные сценарии, сценарии определяют жизненные выборы человека. Результат – та или иная судьба, получение человеком удачных или проблемных переживаний.

Например, женщина, которую в детстве третировал отец-алкоголик, принимает 2 позиции: «Я ничего не стою» (я не о'кей) и «Мужчины — это животные, которые будут обижать меня» (мужчины не о'кей). Исходя из этого, она выбирает людей, играющих такие роли, которые соответствуют ее жизненному сценарию.

Так, она выходит замуж за «животное», к тому же алкоголика. В дополнение к этому на людях она играет в игру «Насильник»: привлекая мужчину беседой, пытается его соблазнить; если же он поддается на это, она с возмущением отвергает его, еще раз убеждаясь, что «мужчины — это животные, которые хотят обидеть» ее.

При подробном рассмотрении, чувства и переживания являются не столько результатом тех или иных событий, сколько целью, к которой стремится человек, выстраивая те или иные события и в результате коллекционируя свои «любимые чувства».

В соответствии с ТА, большинство решений, идущих из детства, имеют целью получение родительских «поглаживаний» (внимания со стороны родителей). Что касается жизненных сценариев, то, по Э.

Берну, они также закладываются в раннем детстве и возможность их пересмотра самостоятельно, без помощи терапевта в ТА оценивается скептически и практически не рассматривается.

Трансактный анализ – достаточно рационалистичный подход.

Психотерапевт (обычно вместе с клиентом) устанавливает признаки, когда клиент находится в том или ином эго-состоянии, помогает клиенту входить в нужное для него эго-состояние и, помогая устраивать переговорный процесс между конфликтующими частями личности, в итоге решать вопросы по-взрослому. ТА проходит как в индивидуальной, так и групповой форме, где лекционные моменты чередуются как с разборами индивидуальных случаев, так и с анализом ситуаций взаимоотношения клиентов в группе между собой и с психотерапевтом.

Обычная практика в современном ТА – заключение контракта с клиентом, где обговаривается условия, цель и путь психотерапевтического процесса, в том числе требования к клиенту, которые он обязуется выполнять. Как правило, главной целью ТА считается достижение автономии личности: способность человека определять свою собственную судьбу, принимать ответственность за свои поступки и чувства.

Сильные стороны ТА – понятность его языка, богатство конкретно разработанного материала, очевидная разумность психологических рекомендаций и прозрачность используемых терапевтических стратегий.

В то же время, поскольку в ТА принято видеть за проблемным поведением в первую очередь внутренние выгоды клиента, ТА ориентирован в первую очередь на интеллектуальный инсайт клиента и редко ставит задачи обучение клиента новому, более продуктивному способу поведения.

ТА хорошо работает с как-либо разумными людьми при решении проблем в межличностных отношениях и лечении неврозов, хуже – с людьми низкого культурного уровня и психотиками.

Источник: https://www.psychologos.ru/articles/view/transaktnyy-analiz

Ссылка на основную публикацию