Милитаризм — определение понятия, политика милитаризма

МИЛИТАРИЗМ

Милитаризм - определение понятия, политика милитаризма

политика, ориентированная на решение проблем военными средствами.

Источник: Политико-терминологический словарь

политика, ориентированная на военные средства решения внешних и внутренних проблем.

Источник: Политическая наука: Словарь-справочник

политика, ориентированная на военные средства решения внешних и внутренних проблем.

Источник: Политический глоссарий conflicts.org

политика, ориентированная на военные, насильственные средства решения внешних и внутренних проблем.

Источник: Краткий терминологический словарь по дисциплине политология

фр. militarisme лат. militaris военный) — политика, ориентированная на военные средства в решении внешних и внутренних проблем.

Источник: Политология: Словарь-справочник

достижение поставленных целей военными средствами; распространение военных идеалов и ценностей внутри гражданского общества.

Источник: Политология: глоссарий по книге

Реакционная политика гонки вооружений, увеличения военной мощи государства и подготовки к войнам с целью завоевания чужих земель, колоний, захвата новых источников сырья, рынков сбыта товаров, порабощения других народов.

Источник: Словарь политических терминов проекта Me-i-oni

от лат.

militaris — военный) — система политических, идеологических и экономических средств, используемых определенными социальными группами (объединениями) в интересах наращивания военной мощи государства с целью достижения своих интересов во внешней (и внутренней) политике… {Социологическая энциклопедия / Рук. д.полит.н. Г.Ю. Семигин. — М.: Мысль, 2003. — С. 650].

Источник: Сводный словарь по политологии

реакционная политика вооружений и подготовки к захватнической войне, проводимая империалистическими странами с целью обеспечения максимальной прибыли для капиталистов, завоевания новых земель, колоний, новых рынков, порабощения других народов. Государственно-монополистический капитализм (см.) неслыханно усиливает милитаризм.

Империалистические государства содержат и в мирное время огромные вооруженные силы. Военные расходы поглощают все большую часть государственных бюджетов. Империалистические государства превращаются в милитаристские, военно- полицейские государства; милитаризация пронизывает всю жизнь буржуазного общества.

Неизбежным следствием милитаризации экономики является резкое ухудшение положения трудящихся и обострение всех противоречий капиталистического общества.

Источник: Политология: понятия и дефиниции

(militarism) Положение, при котором государство, борясь за достижение политических целей, придает первостепенное значение таким средствам, как война, применение военной силы или угроза ее применения.

Или, как альтернативный вариант, положение, когда армейские ценности (патриотизм, единство, иерархия, дисциплина) распространяются на гражданское общество. На практике оба варианта имеют много общего. Сам термин появился в XIX в.

; в нем отразилась обеспокоенность среднего класса (middle class) исходившей от военных кругов угрозой гражданскому правлению и опасности разрушения светских либеральных ценностей.

До сих пор продолжается полемика о том, как лучше всего удержать военных в подчинении гражданской власти: то ли сознательно идти на сближение позиций гражданских и военных лидеров, то ли использовать профессиональные и карьерные интересы последних.

В странах «Третьего мира» милитаризм, по-видимому, больше связан с внутренними, нежели с внешними, кризисами: политическая нестабильность, социальные беспорядки, неразвитая экономика и в ряде случаев угроза революции используются как предлог для вмешательства военных не только с целью смещения гражданских правительств, но – все чаще – с целью установления своего собственного авторитарного общественного порядка.

Источник: Политика. Оксфордский толковый словарь

от лат.

militaris — военный); идеология и политика, абсолютизирующие военную силу и войну как средства решения международных и внутригосударственных проблем и полностью подчиняющие экономическую, политическую, общественную жизнь страны задаче создания и укрепления ее военного могущества; доминирование военных и военизированных органов и институтов в государственной и общественной жизни. Термин М. впервые применен в середине XIX в. для характеристики политического режима Наполеона III во Франции. Как социальное явление М. зародился в условиях перехода от военной демократии к более высоким формам политической организации общества и в различные эпохи имел ряд особенностей. Вместе с тем М. на всех этапах развития характеризовался общими чертами, к числу которых относятся: ставка на вооруженное насилие при решении внутри- и внешнеполитических вопросов; насаждение в обществе милитаристского сознания, пропаганда «необходимости» и «полезности» войн и военных способов разрешения противоречий разжигание национальной нетерпимости, шовинизма и расизма, стремление к гегемонизму; значительное и устойчивое влияние ВС на общественную жизнь. В XX в. М. достиг наиболее высокой ступени своей эволюции, охватил все сферы жизнедеятельности общества во многих государствах, стал явлением международного характера. В странах с высокой степенью милитаризации общественной и государственной жизни основным носителем М. выступает военная организация государства и ее главный элемент — армия, органы руководства которой являются провод-никами милитаристской политики и идеологии. Международный характер М. связан, прежде всего, с деятельностью военно-политических блоков, коалиционных органов управления, интегрированных ВС государств. В систему М. входят также многочисленные негосударственные организации экстремистского, неофашистского, террористического толка. Материальной основой современного М. является милитаризованная экономика, ядро которой составляют мощные военно-промышленные комплексы и военные монополии. В сферу М. включена и значительная часть научного потенциала многих стран. Духовной основой современного М. выступает милитаристская идеология, элементы которой проникают во все формы духовной жизни и культуры общества, обосновывая правомерность использования вооруженного насилия для решения внутренних и международных проблем. Идеологическую основу М. составляют расизм, национализм, шовинизм и др., насаждающие взгляды о превосходстве одних народов над другими и миссионерской роли первых. На практике это ведет к различным формам военной экспансии, которая, в свою очередь, усиливает межнациональную рознь и вражду. На всех этапах своего существования М. оказывал пагубное воздействие на развитие цивилизации, являлся носителем военной опасности для различных стран и народов. Поэтому борьба с ним составляет одну из важнейших задач демократических миролюбивых сил мирового сообщества.

Источник: Геокультурная энциклопедия

Источник: http://politike.ru/termin/militarizm.html

Милитаризация — термин и понятие

Милитаризация как термин, уходит корнями в середину 19 века. Впервые был применен для описания идеологической и политико-экономической обстановки во Франции, во время правления Наполеона III.

Милитаризация как понятие, представляет собой государственную идеологию и политику, подчиненные военизации общества и экономики, где основной задачей стоит наращивание военной мощи, а агрессивные войны служат главным способом ведения внешней политики.

В экономике в первую очередь, ставятся интересы военно-промышленного комплекса, его доля, обычно занимает самую значительную часть среди остальных отраслей.

Население подвергается значительной информационной и психологической обработке, прививается постоянный образ внешнего врага, проводятся активные мероприятия по патриотическому воспитанию подрастающего поколения.

Своего апофеоза, милитаризация достигла в 20 веке, когда произошли два крупнейших конфликта в истории человечества. По суммарным оценкам, за первую и вторую мировые войны, население планеты потеряло около 70 миллионов человек только убитыми, еще более 150 миллионов остались искалеченными.

Милитаризация ведущих держав начала 20 века

Накопленные противоречия между крупнейшими державами, сопряженные с их ускоряющейся милитаризацией, привели к так называемой гонке вооружений еще в самом начале 20 века.

Гонка вооружений – очень тесно связанный с милитаризацией термин, представляет собой широкомасштабное наращивание противоборствующими державами или военными блоками, количества и качества стоящей на вооружении военной техники в попытке достигнуть военного паритета или превосходства над противоборствующей стороной.

Крупные державы того времени, после франко-прусской войны 1870-71, начали планомерное увеличение численности артиллерийских систем малого, среднего и большого калибров в своих армиях.

В начале 20 века, началась так называемая дредноутная гонка, когда не только признанные морские державы (Великобритания, США, Франция, Германия, Япония), но и второстепенные игроки на просторах мирового океана (Российская империя, Испания, Италия, Османская империя, Австро-Венгерская империя, Бразилия, Чили, Аргентина), начали активно наращивать численность крупных бронированных кораблей с мощным артиллерийским вооружением.

Одной из основных причин послуживших началу первой мировой войны, было стремление Германии, нарастить свой военный флот до величин сопоставимых с флотом Великобритании, что угрожало самому существованию последней как великой державы.

Характерным показателем милитаризации, является рост численности наиболее сильных армий континентальных держав того времени (Франции, Италии, Австро-Венгрии, Германии, Великобритании и России), с 2 111 000 человек 1896 году, до 3 184 000 человек в 1912 году и последующей мобилизацией 74 миллионов человек в ходе всей первой мировой войны.

Милитаризация перед второй мировой войной

Страны Антанты, победившие в первой мировой войне, весь период до второй мировой, имели очень сильные и хорошо укомплектованные армии, развитую военную промышленность и бесперебойный доступ ко всем необходимым ресурсам. Франция была сильна на континенте, в то время как Великобритания и США имели очень сильный военный флот.

Державам Оси, как претендентам на региональное и мировое господство приходилось перестраивать экономику на милитаристский лад в условиях ресурсных ограничений, а в случае Германии, еще и в условиях запрета на широкомасштабное военное производство.

Как Японией, так и Германией, не имевших возможностей превзойти устоявшиеся державы-гегемоны в количестве вооружений, ставка делалась на их качество, а также на инновационные тактические действия при их применении.

Милитаризация общества в странах Оси перед войной, носила тотальный характер.

Это достигалось путем распространения массовой пропаганды, нацеленной на объяснение необходимости проведения захватнических войн, допустимости крайней жестокости во имя высоких целей и великого будущего.

Всеобщее психологическое воздействие на население, было призвано обеспечить военную экономику стран агрессоров огромным количеством кадров, а также подготовить полчища солдат, готовых беспрекословно выполнять приказы своих вождей, нацеленных на общемировую экспансию.

В Советском Союзе была начата подготовка к предполагаемой большой войне еще с конца 20-х годов. В экономике была проведена всеобщая индустриализация, нацеленная на обширное увеличение военного производства.

Активно развивалось двигателестроение, как основа для производства бронемашин и авиации. Среди молодежи активно практиковалось патриотичное воспитание, вводились нормы ГТО для подготовки граждан к военной и трудовой службе в суровых условиях военного времени.

Милитаризация страны за 10 лет совершила огромный скачок.

В результате разразившейся войны, между двумя до крайности милитаризованными военными блоками, огромные запасы оружия в руках идеологически обработанных солдат, нанесли колоссальный ущерб противоборствующим сторонам. Вторая мировая война, стала самым кровопролитным конфликтом в истории человечества, унеся жизни более 50 миллионов человек и оставив после себя более 100 миллионов тяжелораненых.

Политика милитаризации в эпоху Холодной войны

Выражение холодная война, впервые было применено Джорджем Оруэллом.

Им он описывал отношения предполагаемых 2-3 «чудовищных сверхгосударств» обладающих ядерным оружием, которые в виду его абсолютной разрушительной силы, не могло быть применено без полного уничтожения участников конфликта.

Состояние Холодной войны, предполагало наличие негласного соглашения между этими странами о неприменении ЯО в отношении друг друга и ведении опосредованной борьбы между собой, без участия в открытых конфликтах.

Непримиримые идеологические разногласия между двумя единственными сверхдержавами, которыми стали СССР и США после окончания второй мировой войны, привели к чудовищному витку милитаризации в послевоенное время. Для холодной войны была характерна как гонка среди обычных вооружений, так и ракетно-ядерная гонка в сфере стратегического доминирования.

Читайте также:  Моральное насилие в семье женщины - признаки, как избавиться

Учитывая огромные научно-технические и экономические потенциалы двух сверхдержав, ими были произведены колоссальные запасы оружия (рассчитанные на новую мировую войну), в ущерб материальному благосостоянию граждан.

Сразу же после окончания второй мировой, из-за превосходства СССР в области обычных вооружений в Европе, в США начали подготовку планов по проведению обширной ядерной бомбардировки Советского Союза в случае войны. Президент США Дуайт Эйзенхауэр, окрестил этот подход «Массированным возмездием».

Однако вскоре после появления у СССР собственного ядерного оружия и большого числа реактивных истребителей способных перехватывать американские бомбардировщики, американские стратеги стали искать новую подходящую доктрину.

С развитием межконтинентальных баллистических ракет, такой доктриной стало ядерное сдерживание при гарантированном взаимном уничтожении. Обе стороны вкладывали огромные материальные ресурсы в создание ракетно-ядерного арсенала гарантировавшего ответный удар по неприятелю и нанесению ему неприемлемого ущерба, в случае первого удара со стороны неприятеля.

Особо важное место в такой доктрине отводилось созданию значительного количества атомных подводных лодок с баллистическими ракетами на борту (РПКСН), а также целого флота подлодок охотников за РПКСН и надводными кораблями.

Повышенная скрытность РПКСН по сравнению с остальными платформами базирования ЯО, предполагает нечувствительность к первому ядерному удару со стороны агрессора и подразумевает нанесение гарантированного ответного удара.

Разумеется, для подержания темпов такого активного наращивания вооружений, требовалось большое напряжение экономики.

Советский Союз всегда заметно отставал от США в области экономики, но в области вооружений начиная с 70-ых годов соблюдался паритет.

Достигалось это за счет тотального доминирования ВПК в советской экономике, когда до 40-50% ВВП уходило на военные нужды. Милитаризация государства достигла угрожающих масштабов.

Разорительная и бессмысленная с общечеловеческой точки зрения трата ресурсов на нужды милитаризации, стала одной из основных причин сильнейшего экономического кризиса, повлекшего за собой распад СССР и окончание холодной войны.

Источник: http://contract-army.ru/info/militarizaciya-termin-i-ponyatie/

Милитаризм

и подавления сопротивления трудящихся масс внутри страны. Будучи постоянным явлением в обществе, разделённом на антагонистические классы, Милитаризм сложился как система экономики, политики и идеологии при капитализме (термин «Милитаризм» был применен впервые в середине 19 в.

для характеристики режима Наполеона III во Франции). «Современный милитаризм…, — указывал В. И. Ленин, — «»жизненное проявление»» капитализма: как военная сила, употребляемая капиталистическими государствами при их внешних столкновениях…

и как оружие, служащее в руках господствующих классов для подавления всякого рода (экономических и политических) движений пролетариата…» (Полное собрание соч., 5 изд., т. 17, с. 187).

  После франко-прусской войны 1870-1871 и особенно с начала 20 в.

, с наступлением империалистической стадии развития капитализма, Милитаризм принял невиданные ранее масштабы в значительной мере под воздействием обострения противоречий между крупнейшими капиталистическими странами.

В условиях усилившегося под влиянием Революции 1905-07 в России подъёма революционного и национально-освободительного движения правящая верхушка капиталистических стран форсировала Милитаризм и для борьбы против «внутреннего врага». Численность армий Франции, Великобритании, Италии, России, Германии и Австро-Венгрии, составлявшая 2111 тыс. чел.

в 1869 и 2653 тыс. чел. в 1889, достигла 3184 тыс. чел. к 1912. В ходе 1-й мировой войны 1914-18 было мобилизовано около 74 млн. чел.

Война ускорила развитие государственно-монополистического капитализма, сопровождавшееся беспрецедентным ростом Милитаризм Напуганные могучим революционизирующим влиянием Великой Октябрьской социалистической революции, империалисты направили свои вооруженные силы против Советского государства, но получили сокрушительный отпор.

Подавление послевоенных выступлений «собственного» рабочего класса и национально-освободительной борьбы народов колониальных и зависимых стран также сопровождалось развитием Милитаризм, ростом влияния военщины. Так, Милитаризм вовне (т. е. Милитаризм, направленный против внешних противников буржуазного государства) всё теснее переплетался с Милитаризм внутри (т. е. Милитаризм, направленным против внутреннего противника — революционного и демократического движения). После войны дальнейшее усиление межимпериалистических противоречий привело к новому этапу гонки вооружений.

  Накануне 2-й мировой войны 1939-45 Милитаризм особенно усилился в странах фашистского блока — Германии, Италии и Японии, добивавшихся нового передела мира. В 1937 военные расходы Германии составляли 12600 млн. марок (683 млн. в 1927), Японии — 1300 млн. иен (495 млн. в 1927), Италии — 11840 млн. лир (4960 млн. в 1927).

Со своей стороны Великобритания, Франция и США также наращивали вооруженные силы и увеличивали военные расходы, 2-я мировая война способствовала дальнейшему росту военных расходов, в значительной степени связанных с развитием военной техники. По подсчётам западных исследователей, расходы на одного убитого в 1939-45 составляли 200 тыс. долларов (21 тыс.

долл. в 1914-18).

  После войны, вызвавшей коренные изменения в расстановке сил на международной арене, под эгидой США и Великобритании были созданы агрессивные военные блоки (НАТО, СЕНТО, СЕЛТО и др.), направленные против стран социалистической системы и освободительной борьбы народов колониальных и зависимых стран. Участники агрессивных блоков неоднократно использовали вооруженные силы как орудие «экспорта контрреволюции», пытаясь сохранить или расширить свои империалистические позиции в странах Азии, Африки, Латинской Америки. Их агрессивные действия приводили к созданию в мире очагов военной опасности и к вооруженным столкновениям. После войны против КНДР (1950-53) и ряда других агрессивных актов опаснейшие новые очаги войны были созданы вооруженной агрессией США в Индокитае (с 1964) и поддержанной империализмом и международным сионизмом агрессией Израиля против Египта, Сирии и Иордании (июнь 1967).

  Дальнейшее развитие Милитаризм с окончанием 2-й мировой войны оказало значительное влияние на международную обстановку.

Одним из факторов послевоенных международных отношений стала «атомная дипломатия» — политика атомного шантажа, в основе которой лежало стремление США использовать появление в 1945 атомного оружия с целью устрашения сил демократии и социализма (создание в СССР атомного оружия в 1949, водородного оружия в 1953, а в последующем — создание межконтинентальных ракет выявило полную несостоятельность этой политики). С ростом Милитаризм было теснейшим образом связано распространение таких внешнеполитических концепций и военно-политических доктрин, как «холодная война», политика «с позиции силы» и «на грани войны», «контролируемая напряжённость», «психологическая война», «массированное возмездие», «гибкое реагирование», «реалистическое сдерживание» и т. д. Все эти концепции и доктрины служат практическому осуществлению политики антикоммунизма — «идейной» основы современного Милитаризм Создавая очаги военной опасности, милитаристские силы используют изощрённые приёмы апологетики Милитаризм и маскировки своих преступных целей (о современных буржуазных теориях войны см. в ст. Война).

Участники империалистических блоков развернули безудержную гонку вооружений. Так, например, военные расходы США возросли с 1,5 млрд. долл. в 1940 до 83,4 млрд. долл. в 1972. Опираясь на мощную экономическую базу и используя достижения научно-технической революции, США модернизировали в 60 — начале 70-х гг.

вооруженные силы, накапливали и совершенствовали ракетно-ядерное оружие.

В начале 1973 США располагали (по официальным данным) 1054 межконтинентальными баллистическими ракетами, способными нести мощные ядерные боеголовки, и 656 баллистическими ракетами, запускаемыми с подводных лодок, 520 самолётами-ракетоносцами (из более чем 6000 боевых самолётов 1-го эшелона); в их распоряжении было 429 крупных и 3400 мелких военных баз. На территории Западной Европы США разместили свыше 7000 своих ударных ядерных боеголовок. Наращивали также вооруженные силы и другие участники агрессивных военно-политических блоков. За 20 лет (1949-69) страны, входящие в НАТО, израсходовали на военные цели 1500 млрд. долл. В 1973 прямые военные расходы всех стран НАТО составили примерно 117 млрд. долл.; общая численность их вооруженных сил достигла 5,4 млн. чел. (подавляющая часть общей суммы военных расходов стран НАТО и численности личного состава вооруженных сил этих стран приходится на 5 крупнейших из них; см. табл.).

  Развитие Милитаризм оказало существенное влияние на все стороны жизни буржуазного общества. Рост военной промышленности содействовал дальнейшему развитию государственно-монополистического капитализма, ещё большему подчинению ключевых отраслей хозяйства крупнейших капиталистических государств задачам милитаризации.

В ряде капиталистических стран сложился военно-промышленный комплекс — союз монополистов и представителей вооруженных сил, стремящийся оказывать определяющее воздействие на политический курс этих стран. Монополистический капитал, связанный с производством оружия, извлекает огромные прибыли от военных заказов.

Валовая приоыль некоторых крупных военно-промышленных корпораций достигала 50-100 % в 50-70-х гг., а иногда превышала и эти цифры.

Вместе с тем милитаризация ведёт к сокращению доли трудящихся в национальном доходе, снижению расходов на жилое строительство, народное образование, медицинское обслуживание, вызывает расшатывание валюты капиталистических стран.

Развитие Милитаризм сопровождается наступлением реакции на политические права трудящихся, нередко прямым использованием полиции и армии против демократических сил (подавление студенческих выступлений, жестокие репрессии против национального и демократического движения в Северной Ирландии и др.).

Милитаристская пропаганда стремится вызвать рост шовинистических настроений, вражду и недоверие между народами, распространяя лживую информацию о политике Советского Союза и других социалистических стран, пытаясь, в частности, представить мероприятия по повышению обороноспособности этих стран, вынужденные развёрнутой империалистами гонкой вооружений, как свидетельство «агрессивности» их намерений.

  В условиях быстрого технического прогресса исключительную опасность, которую несёт для человечества современный Милитаризм, представляет накопление ядерного оружия; его запасы в начале 70-х гг. (по подсчётам Стокгольмского института по изучению проблем мира) стали столь велики, что при пересчёте на «обычные» средства уничтожения на каждого жителя Земли уже приходилось 15 т тринитротолуола.

  Военные расходы и численность личного состава вооружённых сил крупнейших стран — членов НАТО  

Страны Прямые военные paсходы, млн. долл. Численность личного состава вооружённых сил Военные расходы на душу населения, долл. Военные расходы в % к валовому национальному продукту
1970 1972 1973 1970 1972 1973 1970 1972 1970 1972
США   76507 83400   85165   3161 000   2 391 000   2 252 900   373   399   7,8   7,2  
Великобритания 5950   6900   8673   390 000   372 300   361500   107   125   4,9   4,6  
Франция*   5982   6242   8488   506 000   500 600   503 600   118   121   4,0   3,1  
ФРГ   6188 7568   11083   466 000   467 000   475 000   104   124   3,3   2,9  
  Италия 2599   3244 3964 413 000 427 600 427 500 48 60 2,8 2,7

  * В военную организацию НАТО не входит.  

Читайте также:  Прием психотерапевта - как проходит, что говорить и себя вести

  Обострение присущих капитализму экономических, социальных и политических противоречий содействовало росту Милитаризм Однако интересы военно-промышленного комплекса и милитаристской верхушки коренным образом противоречат интересам трудящихся.

Народные массы в капиталистических странах всё яснее осознают необходимость обуздания милитаристов, усиления и расширения фронта борьбы за ограничение вооружений и вооруженных сил, за разоружение.

Вместе с тем неуклонно развивающееся изменение соотношения сил на мировой арене в пользу социализма, поражения, понесённые империалистами в их попытках достичь осуществления своих целей путём локальных войн (крупнейшая из них — война во Вьетнаме), экономические трудности, порождаемые гонкой ядерных и обычных вооружений, побуждают трезвых буржуазных политиков к пересмотру оказавшегося несостоятельным курса на военно-политическую конфронтацию с социалистическим миром. Этому процессу в огромной мере содействует последовательный мирный внешнеполитический курс СССР и других стран социалистического содружества, основанный на учёте действия объективных факторов, создающих возможность утверждения отношений мирного сосуществования и мирного соревнования между капиталистическими и социалистическими странами. Соглашения между СССР и США о предотвращении ядерной войны (1973), об ограничении стратегических вооружений и об основных принципах дальнейших переговоров в этой сфере (1972, 1973), вывод американских войск из Индокитая (1973), расширение контактов между руководителями капиталистических и социалистических стран (исключительно важное значение имели поездки Генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева в 1973 в ФРГ, США и Францию), заключение договоров между ФРГ и рядом социалистических стран и другие события международной жизни, знаменующие общее улучшение международной обстановки в начале 70-х гг., создают реальные возможности для укрепления всеобщего мира. Подобная перспектива вызывает в капиталистических странах ожесточённое сопротивление представителей военно-промышленного комплекса, а также политиков и военных, не учитывающих политических реальностей и стремящихся повернуть развитие международной жизни вспять, к «холодной войне». В этих условиях КПСС и Советское правительство, коммунистические и рабочие партии других стран социалистического содружества, сохраняя необходимую бдительность и готовность к отпору попыткам современных милитаристов перейти в контрнаступление, направляют усилия на дальнейшее развитие и закрепление тех позитивных изменений в международной обстановке, которые отмечаются в ходе осуществления их внешней политики, на укрепление мира и сотрудничества между народами.

 

  Лит.: Маркс К., Учредительный манифест Международного Товарищества Рабочих, Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 16, с. 11; его же, Первое воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франко-прусской войне, там же, т.

17; его же, Второе воззвание Генерального Совета Международного Товарищества Рабочих о франко-прусской войне, там же; Энгельс Ф., Имперский военный закон, там же, т. 18; его же, Анти-Дюринг, там же, т. 20, с. 175-78; его же, Может ли Европа разоружиться?, там же, т. 22; Ленин В. И.

, Международный социалистический конгресс в Штутгарте, Полн. собр. соч., 5 изд., т. 16; его же, Воинствующий милитаризм и антимилитаристская тактика социал-демократии, там же, т. 17; его же, О лозунге «разоружения», там же, т.

30; Программные документы борьбы за мир, демократию и социализм, Милитаризм, 1964; Программа КПСС. Принята XXII съездом КПСС, Милитаризм, 1973; Международное совещание коммунистических и рабочих партий, Милитаризм, 1969; Либкнехт К., Милитаризм и антимилитаризм…

, Милитаризм, 1960; Скопин В. И., Милитаризм. Исторические очерки, 2 изд., Милитаризм, 1957; Вишнев С. Милитаризм, Современный милитаризм и монополии, Милитаризм, 1952; Власьевич Ю. Е.

, Во что обходятся народам империалистические войны, Милитаризм, 1971; Бернал Дж., Мир без войны, пер. с англ., Милитаризм, 1960; Перло В., Милитаризм и промышленность, пер. с англ., Милитаризм, 1963; Хитч П., Маккин Р., Военная экономика в ядерный век, пер. с англ., Милитаризм, 1964.

  Д. Асанов.

 Милиарисий | Буква «М» | В начало | Буквосочетание «МИ» | Милиционная армия

Статья про слово «Милитаризм» в Большой Советской Энциклопедии была прочитана 8689 раз

Источник: http://bse.sci-lib.com/article076501.html

История

      Вопрос о переделе мира. Аннексия Австро-Венгрией славянских стран. Пацифизм. Первые пацифистские организации.

       Милитаризм — идеология и политика активного наращивания военной мощи государства, доминирование военных и военизированных органов и институтов в государственной и общественной жизни.

       Термин “милитаризм” впервые был применен в середине XIX в. для характеристики политического режима Наполеона III во Франции.

На всех этапах развития милитаризм характеризовался общими чертами, к числу которых относились политика гонки вооружений, увеличение военной мощи государства, пропаганда в обществе “необходимости” и “полезности” войн, разжигание национальной нетерпимости, шовинизма и расизма, стремление к гегемонизму.

       В XIX—XX вв. политика милитаризма поддерживается правящей верхушкой капиталистических стран с целью завоевания чужих земель, колоний, захвата новых источников сырья, рынков сбыта товаров и приложения капитала, порабощения других народов, эксплуатация которых приносит капиталистам наивысшие прибыли.

      Соперничество великих держав, их имперские амбиции усилили в Европе милитаристские настроения. Милитаризм вызвал резкий рост военных расходов и увеличение численности армии. Новые методы выплавки стали позволили отливать более совершенные артиллерийские орудия, строить мощные морские корабли, танки, производить винтовки.

      Вопрос о переделе мира. К началу XX в. мир в целом был поделен между крупными державами. Колониальные страны уже завершили подчинение стран Азии, Африки и океанских островов.

Теперь развертывается борьба за передел поделенного мира. Она могла разрешиться лишь через вооруженные столкновения. Стремление США поработить Кубу и Филиппины привело к войне с Испанией в 1898 г.

Она явилась первой среди войн за передел мира.

      Аннексия Австро-Венгрией славянских стран Боснии и Герцеговины привела к острому противоборству с Россией. Оккупация Италией Киренаики и Триполитании, входивших в состав Османской империи, вызвала итало-турецкую войну 1911 г.

Давние противоречия на Балканах вылились в две балканские войны: 1912и1913гг. Обострение напряженности между странами данного региона было связано с тем, что за ними стояли великие державы.

Германия и Австро-Венгрия не хотели допустить дальнейшего ослабления Турции, а Антанта настраивала Балканские страны против Турции.

      Пацифизм. Не все слои общества Европы были сторонниками милитаризма. В Англии, США и других странах сформировались антивоенные движения пацифистов.

      Пацифизм — политика, общественное движение, буржуазно-либеральное течение, выступающее против всяких войн. Пацифисты не различают войн справедливых и несправедливых, осуждают всякую войну.

Пацифисты обосновывают необходимость и возможность утверждения всеобщего мира через моральное совершенствование человечества, проповедуют добровольный отказ от любых форм насилия, выступают против гонки вооружений, за свертывание военной активности государств.

      Первые пацифистские организации возникли после наполеоновских войн. В Великобритании и США в конце 80-х — начале 90-х годов XIX в. пацифистское движение получило широкое распространение. Международные конгрессы пацифистов в 1848, 1898 гг. выступали с предложениями запретить войны, осуществить всеобщее разоружение, разрешать международные споры в третейских судах.

Источник: http://new-history.name/?p=392

Гражданский милитаризм и его проявления в современном политическом процессе

УДК 329.75

Д. Л. Цыбаков

ГРАЖДАНСКИЙ МИЛИТАРИЗМ И ЕГО ПРОЯВЛЕНИЯ В СОВРЕМЕННОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ПРОЦЕССЕ

Аннотация. В данной статье раскрывается один из аспектов проблемы милитаризации современной политики.

Рассматриваются предпосылки и причины возникновения так называемого «гражданского милитаризма» как одного из последствий «холодной войны».

Указывается на опасность неконтролируемого распространения принципов, методов и технологий воинского искусства за пределами военной организации государства.

Ключевые слова: актор, война, гражданский милитаризм, государство, гражданское общество, военная организация, милитаризм, милитаризация, мировой терроризм, политический процесс.

Abstract. The article gives evidence to one of the aspects of the problem of militarization of modern politics.

Preconditions and reasons of the rise of the so-called “civil militarism” as one of the consequences of the “cold war” are considered.

The author points at the danger of uncontrollable distribution of principles, methods and technologies of military art outside the military organization of the state.

Keywords: the actor, war, civil militarism, the state, civil society, military organization, militarism, militarization, world terrorism, political process.

Современный научный дискурс, реализуемый в рамках гуманитарного знания, отличает наличие достаточно противоречивых трактовок такого явления, как милитаризация общественных отношений.

Традиционные подходы, укоренившиеся в исследовательском сообществе, сводятся к пониманию сущности милитаризма в нескольких смысловых значениях — как определенной идеологической доктрины, как политического режима или разновидности государственного строя, как мировоззрения и образа жизни [1].

Среди общественного сознания милитаризм, в частности, может проявляться в идеализации воинской службы, преувеличенных ожиданиях, связанных с результатами применения военных методов, приемов или технологий, оценке силы и благосостояния нации в терминах боевой готовности.

Зарубежные исследователи еще полвека назад полагали, что среди истеблишмента демократических государств под влиянием атмосферы «холодной войны» сформировалась методология военного измерения и решения актуальных проблем современного мира — так называемая «военная метафизика» [2].

Отличительной особенностью «холодной войны» признается ее проведение преимущественно косвенными методами — с помощью так называемых «непрямых действий» [3]. После ее окончания имело место сохранение огромного военного потенциала как победившей стороны, так и участников противостояния, потерпевших фактическое поражение.

Военные организации стран НАТО не понесли материального или демографического урона, что ранее было неизбежной платой за победу в традиционных войнах.

В странах «восточного блока» вследствие беспрецедентного демонтажа вооруженных сил и военно-промышленного комплекса возникли предпосылки для стихийного проникновения методов и практик милитаристского содержания в сферу общественно-политических отношений.

В России, традиционно и по праву гордящейся своим героическим военным прошлым, на протяжении 1990-х гг. происходила всеобъемлющая демилитаризация, несовместимая со статусом великой державы, формально не потерпевшей поражения в открытом вооруженном столкновении.

В связи с этим становятся понятны некоторые черты в сознании наших современников: по данным социологических опросов, в 1998 г. 76 % респондентов высказывались за приоритетное значение военной мощи для сохранения статуса России как великой державы, а после интервенции НАТО против Югославии их количество достигло 86 %, в 2001 г.

51,6 % опрошенных указывали на необходимость увеличения финансирования армии и военных разработок [4].

Особую остроту проблеме милитаризации современного социума придает расширение спектра значимых акторов военно-политических отношений, которые возникают ввиду невозможности институтов публичной власти в полном объеме контролировать активность своих граждан и общественных организаций в системе мировых связей и коммуникаций.

При этом совершенно различные субъекты становятся практически равнозначными в процессе реального военно-политического столкновения.

К ним принято относить: государства и их объединения, ведущие корпоративные структуры национального или транснационального масштаба, функционирующие в глобальном пространстве, негосударственные субъекты, действующие вне глобального рынка [5].

В настоящее время в науке все более утверждается точка зрения, согласно которой милитаризация — это не только комплекс мероприятий, призванных подготовить общество к предстоящей войне.

Читайте также:  Холерик - характеристика женщины, мужчины, ребенка

По мнению, находящему все больше сторонников, данный процесс предполагает не только собственно военные приготовления, но и трансформацию политической системы и общественного сознания с учетом военных интересов [6].

Основной причиной этого, на наш взгляд, является исторический опыт социально-политического развития, когда именно проблематика обеспечения обороноспособности и национальной безопасности являлась приоритетной в деятельности институтов публичной власти и связанных с ними интеллектуальных и культурных элит. В результате в ряде стран в общественном сознании сформировался воинственный дух, в той или иной степени определяющей характер жизнедеятельности отдельных сегментов социальной структуры либо всей нации в целом [7].

В конце ХХ в. стало все более изменяться толкование источника и субъекта процесса милитаризации, которых предлагается не отождествлять исключительно с армией, военно-промышленным комплексом, корпоративными группами военных. Так, А.

Панарин констатировал, что в постиндустриальном мире имеет место трансформация милитаристских проявлений: с государственного уровня, где они находят концентрированное воплощение в деятельности и мировоззренческих установках профессиональных военнослужащих и близких к ним социальных групп, методы и технологии военного происхождения проникают на уровень жизнедеятельности гражданского общества [8].

Предпосылкой описываемого явления признается трансформация разрозненных очагов вооруженного насилия, когда военное дело и воинское искусство охватывают известные геостратегические территории, проявляясь во всех физических пространствах и сферах жизнедеятельности [9]. На осно-

ве взглядов Е. Мессенера сформировалось понятие «полувойны» — такого состояния действительности, где отсутствует четкая грань между боевыми действиями и мирным существованием [10].

Тенденция устранения принципиального различия между военными и невоенными формами политического противостояния имеет давнюю историю.

Общественные отношения в результате могут преподноситься в виде перманентного, тотального конфликта, в котором применяются многообразные формы и наиболее жестокие средства борьбы.

В итоге морально-нравственные и юридические оценки этих форм и средств политического соперничества нивелируются во всеобщем противоборстве между противниками.

В результате слияния гражданской и военной сфер общественного бытия способно возникнуть специфическое состояние социума, характеризуемое распространением опыта насилия и отличающееся высокой степенью внутренней воинственности, — так называемый «гражданский милитаризм». Зарубежные исследователи определяют его как «..

. безоговорочное принятие военных ценностей, манер, принципов и отношений» [11]. Данный феномен формируется во многом как следствие приложения усилий партикулярных политических элит, предпочитающих военные соображения всем иным, в силу чего «гражданские милитаристы» склонны игнорировать принципы легальной политики.

По нашему мнению, именно с их стороны следует ожидать действия, направленные на ремилитаризацию государства и общества в условиях эрозии этатистских военных ориентаций, характерной для начала ХХ1 столетия. Подобный «гражданский милитаризм» характерен для политической истории многих государств, отличных по своему государственному строю и официальной идеологии.

Милитаризацию политики, видимо, не следует однозначно трактовать как результат доминирования армии или корпоративных групп военных; источником данного явления с полным основанием следует признать и сообщество гражданских политических деятелей. В связи с этим современный милитаризм, в отличие от милитаризма традиционного, выступает не столько в этатистской форме, сколько в институциональных проявлениях партикулярного общества.

Среди основных характеристик гражданского милитаризма целесообразно выделить превалирование в массовом сознании образа реального противника и предощущение непримиримого противостояния с ним.

В связи с этим легальное применение оружия и других средств насилия как со стороны институтов государственной власти, так и со стороны субъектов негосударственного происхождения замещается неформальным противоборством между акторами, претендующими на доминирование в области политических отношений.

Реальностью политического процесса выступают так называемые экономические, торговые, информационные, психологические и иные войны [12].

«Войны без оружия» как наиболее изощренные формы милитаризации не имеют четко очерченных юридических и хронологических границ, представляя собой комплекс мероприятий, который реализуется постоянно, как в мирное, так и в военное время, начинаясь задолго до объявления войны и продолжаясь после прекращения боевых действий либо полностью подменяя таковые. На рубеже ХХ-ХХ1 вв. методология «войн без оружия» все в боль-

шей степени стала превращаться в достояние негосударственных субъектов политических отношений [13].

В связи с вышесказанным немаловажное значение приобретает такой феномен, как «моральный эквивалент войны». Данная дефиниция впервые была предложена американским мыслителем Уильямом Джеймсом в 1910 г. [14, с. 236].

Ее содержание может быть сведено к искусственной фабрикации разного рода чрезвычайных ситуаций и абсолютизации экстремальных условий с целью достижения мобилизационного состояния гражданского общества.

При этом может практиковаться ограничение прав и свобод индивидов в пользу интересов и замыслов влиятельных акторов политики.

К «моральным эквивалентам» вооруженного насилия относят такие процессы, как войны с бедностью, наркотиками, неграмотностью, беспризорностью и тому подобными асоциальными явлениями, искоренение которых требует концентрации общественных ресурсов и высокой степени организованности государства и социума.

Сторонники либерализма настаивают на контрпродуктивном характере «моральных эквивалентов войны» ввиду чрезмерного расширения объема компетенции и полномочий государственной власти, достигаемого в этот период.

Особенную опасность может представлять неограниченный временной период, в ходе которого осуществляется интенсивное противодействие антисоциальным проявлениям.

Ввиду этого апологеты укрепления авторитарных начал в государственном управлении получают дополнительные аргументы в пользу усиления этатизации современных социумов [14, с. 238].

Среди властвующих элит сознается необходимость использования кадрового потенциала армии, принципов, технологий военного происхождения для внутренних потребностей.

Многие представители правящей бюрократии предлагают обратить арсенал «военных возможностей» на решение первостепенных политических и социальных проблем, например на оптимизацию процесса социализации молодых поколений посредством внедрения идеологически приемлемых поведенческих моделей.

Предполагается, что воспитанные на преодолении экстремальных ситуаций, дисциплинированные молодые люди способны стимулировать гражданскую активность молодежи и общества в целом, где моральный климат в значительной мере подорван благодаря деструктивному влиянию ценностей массовой культуры.

По мнению зарубежных обществоведов, угроза «мирового терроризма» может привести к возможной самоизоляции Запада и отказу от незыблемости гражданских прав.

Западную Европу и США ожидает состояние «осажденной крепости», «военного лагеря» в связи с защитой западной цивилизации от несанкционированных вторжений со стороны «третьего мира».

Эта тенденция может привести к доминированию государственного авторитаризма, когда во внешней сфере идет приспособление к потребностям мирового рынка, а внутри страны господствует управленческая парадигма милитаристского происхождения [15].

В частности, в ряде демократических государств выдвигаются идеи разработки программ организации национальных гражданских служб, функционирующих вне структуры военной организации государства, но с использованием некоторых принципов военного строительства. Целью подобных усилий признается упрочение социальной базы правящего режима, увеличение степени его легитимности и уровня поддержки государственных инициа-

тив.

Например, в США все более распространяется практика формирования военизированных зонтичных организаций, в которые вовлекаются миллионы волонтеров для участия в различных общественных работах и несения добровольческой службы как в масштабах страны, так и за ее рубежами. Присутствие определенного милитаристского начала в предназначении этих, на первый взгляд, гражданских структур доказывается наличием военной терминологии («армия», «корпус», «легион»), иерархии и атрибутики, а также их функциональным предназначением.

Крупнейшими из указанных структур должны стать Корпус свободы США, организованный по инициативе администрации президента, а также Корпорация национальной общественной службы (КНОС), созданная Конгрессом США. Данные учреждения координируют деятельность двух миллионов волонтеров в рамках Американского корпуса, Корпуса пенсионеров (или людей пожилого возраста) и программы «Учись и служи, Америка».

Особую группу составляют военизированные гражданские организации, предназначенные для продвижения американских интересов в зарубежных странах, представляющие собой аппарат советников и контролеров, нацеленный на упрочение американской гегемонии в странах-сателлитах: Армия спасения, Корпус быстрого реагирования, Резервный корпус переводчиков (Гражданский корпус лингвистов запаса).

Подводя итог, следует указать, что толкование сущности современного гражданского милитаризма специфично, основано на стирании юридических, идеологических и психологических рубежей между политикой и войной, войной и миром, между вооруженными и всеми другими способами и средствами борьбы.

Наличие практики спорадического распространения военных принципов и технологий за пределами военной организации государства может способствовать попыткам нарушения правопорядка и политической стабильности со стороны политических сил экстремистской направленности.

Одной из задач отечественного гуманитарного знания должен стать поиск адекватных форм и механизмов противодействия милитаристским проявлениям внутреннего и внешнего происхождения.

Список литературы

1. Курочкин, Ю. С. Экономическая война / Ю. С. Курочкин. — Новосибирск, 2001. — С. 73

2. Миллс, Р. Властвующая элита / Р. Миллс. — М., 1959. — С. 143.

3. Лиддел-Гардт, Б.-Х. Стратегия непрямых действий / Б.-Х. Лиддел-Гардт. -М., 1957.

4. Зудин, А. Ю. Традиционализация и ускорение политических инноваций: к постановке проблемы / А. Ю. Зудин // Общественные науки и современность. -2007. — № 4.

5. Марков, Н. Факторы формирования военно-политической обстановки в мире в ХХ1 в. / Н. Марков // Зарубежное военное обозрение. — 2005. — № 1.

6. Никонова, Ю. Инструментализация военного опыта в СССР в межвоенный период / Ю. Никонова // Человек и война — война как явление культуры / под ред. И. В. Наресова и О. Ю. Никоновой. — М. : АИФО-ХХ, 2001. — С. 376-377.

7. Крашенинникова, В. Америка — Россия : холодная война культур. Как американские ценности преломляют видение России / В. Крашенинникова. — М : Европа, 2007. — С. 165.

8. Панарин, А. С. Агенты Глобализма / А. С. Панарин // Москва. — 2000. — № 1. -С. 11

9. Требин, М. П. Войны ХХ1 века / М. П. Требин. — Минск : Харвест, 2005. -С. 229.

10. Месснер, Е. Всемирная мятежевойна / Е. Месснер. — М. : Вече, 2004. — С 135.

11. Гольц, А. Бремя милитаризма / А. Гольц // Отечественные записки. — 2005. -№ 5. — С. 55-66.

12. Панарин, И. Н. Информационная война и дипломатия / И. Н. Панарин. -Нижний Новгород : Городец, 2004. — С. 154-155.

13. Лисичкин, В . А. Третья мировая информационно-психологическая война / В. А. Лисичкин, В. Н. Шелепин. — М., 1999. — С. 67.

14. Боуз, Д. Либертарианство: история, принципы, политика : пер. с англ. / Д. Боуз ; под ред. А. В. Куряева. — Челябинск : Социум, 2004.

15. Бек, У. Политическая динамика в глобальном обществе риска / У. Бек // Международная экономика и международные отношения. — 2002. — № 5. — С. 10-19.

Цыбаков Дмитрий Леонидович

кандидат политических наук, доцент, кафедра политологии, государственного и муниципального управления, Орловская региональная академия государственной службы

E-mail: politgmu@mail.ru

Tsibakov Dmitriy Leonidovich Candidate of political sciences, associate professor, sub-department of political science, public and municipal administration,

Orel Regional Academy of Public Service

УДК 329.75 Цыбаков, Д. Л.

Гражданский милитаризм и его проявления в современном политическом процессе / Д. Л. Цыбаков // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. — 2009. — № 1 (9). — С. 86-91.

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/grazhdanskiy-militarizm-i-ego-proyavleniya-v-sovremennom-politicheskom-protsesse

Ссылка на основную публикацию