Подражание – в психологии, теория тарда

Теория подражания — Габриель Тард

Подражание - в психологии, теория Тарда

Статьи по психологии Социальная психология Теория подражания – Габриель Тард

Проанализировав все предшествующие достижения в изучении социума и дополнив их своими наблюдениями, выдающийся французский исследователь Г. Тард разработал собственную оригинальную концепцию.

Популярные натуралистические теории – социальный механицизм и социал-дарвинизм – он отверг, посчитав ошибкой сравнивание социума с механическим агрегатом или биологическим организмом.

Биологические и психологические эволюционистские теории, а также идеи и взгляды, которые основывались на признании существования неких действующих самостоятельно духовных сущностей, таких как «душа толпы» или «коллективное сознание», ученый-социолог тоже не принял. Его подход к изучению общества был полностью аналитическим.

Своей концепции Тард дал название интерментальной психологии. Исследователь рассматривал социологию как социальную психологию, которая изучает самые разнообразные общественные процессы и явления.

Такую социологию он считал возможной потому, что она основывалась на передаче сознанием одного человека сознанию другого определенной необходимой информации. Именно такой передачей Тард объяснял течение мнений, возникновение массовых импульсов, традиций, национальных обычаев и других процессов, структур, явлений, сил.

Под социальными процессами Тард понимал в первую очередь межличностные, интериндивидуальные отношения и процессы.

Ученый полагал, что предмет социологии и ее возможности как науки, достаточно глубоко можно изучить только в тесной связи с конкретными психологическими явлениями, например, верованиями и желаниями.

В «Социальной логике» изложена его мысль о том, что в социологии нет ни одной отрасли, которая не представлялась бы двойственно, в случае, когда отрасль эта рассматривается с позиции верования или желания.

Понимание социологии как интериндивидуальной и интерментальной психологии убирало из поля зрения исследователя макросоциальную структуру, которая являлась основой для формирования межличностных взаимодействий.

Основными типами процессов, происходящих в социуме, Тард считал:

  • Повторение (следование примеру, имитирование);
  • Противопоставление;
  • Приспосабливание.

А основными законами, соответственно:

  • Подражание;
  • Оппозицию;
  • Адаптацию.

Среди этих основных процессов и законов ведущую роль Тард отводил закону подражания. Этот закон ученый считал своего рода гипнотизацией. Теорией подражания он объяснял все виды межличностных и коллективных взаимодействий, а наиболее характерным типом социального подражания считал повторение низшими слоями действий высших слоев.

Принцип подражания, по мнению ученого, объяснял в целом принцип жизни во всех ее проявлениях – и индивидуальной, и коллективной.

Поэтому Тард характеризовал этот принцип как некое имеющее постоянный характер всемирное общественное явление: результатом подражания являются рост и экономическое развитие государств, появление языка, религии и прочие явления и процессы в социальном мире.

Социальное познание – это, в основе своей, знакомство с самим принципом подражания. Причины, которые оно имеет, можно поделить на:

  • внутренние, объясняемые логически;
  • внешние, которые с помощью логики объяснить нельзя.

Среди внешних социальных причин он отводил особое место религиозным, политическим, эстетическим, экономическим, лингвистическим и некоторым другим влияниям.

Ученый-социолог утверждал, что имеющие наибольшее значение действия в личной и общественной жизни совершаются вследствие подражания чьему-либо примеру. Все многообразие социальных взаимодействий, таким образом, укладывалось в схему действий по типу «учитель-ученик».

Позже социологи-последователи теории Тарда пришли к выводу, что в обществе находят реализацию три основных вида подражания:

  • подражание друг другу;
  • подражание образцам;
  • подражание идеалу.

Ученый рассматривал подражание в сочетании с влиянием людей друг на друга.

Таким образом, теория подражания выходила за рамки изучения действий отдельно взятого человека и обращалась к изучению процесса межличностного взаимодействия.

Социум является итогом взаимодействия индивидуальных сознаний людей. Люди передают друг другу верования, убеждения, желания, намерения и каждый человек в этой передаче усваивает определенную информацию.

Как и Г. Лебон, Тард уделял большое внимание особенностям группового поведения. В исследованиях он тоже обращался к характеристике толпы, но рассматривал ее в сравнении с публикой. Публику он понимал как духовную и интеллектуальную общность, где индивидуумы имеют личное пространство и возможность самовыражения.

В отличие от публики, психологическое единство толпы основой своей имеет в первую очередь физический контакт, в толпе личность нивелируется. Становление публики ученый поделил на периоды, назвав публику продуктом времени. Факторы, способствующие появлению публики конца XIX в., Тард видел в возникновении и деятельности салонов и клубов XVIII в.

, однако настоящую историю ее развития он связывал с появлением газет, доступных массам людей.

По мнению Тарда, общество города сформировалось из первоначальной толпы, тогда как в условиях деревни общество зародилось на основе семейной ячейки.

Толпа понималась Тардом как форма организации жизни социума на стадии относительно развитой городской культуры. Чертам, характерным для представителей толпы, ученый уделял особое внимание.

Ими были: эгоизм, вера, страсть, наличие цели, «коллективное самолюбие», лишенная рациональности односторонняя подражательность.

Тард классифицировал виды толп по критерию отношения этой толпы к возможностям собственной деятельности. Таким образом он поделил толпы на:

  • внимающие;
  • выжидающие;
  • заявляющие о себе;
  • действующие.

Исследования социолога коснулись и учения о методах эмпирического исследования в социологии. Статистический и археологический методы социологии Тард выделял в качестве основных.

Археологический метод основывался на анализе исторических документов, статистический использовался для изучения процессов подражания. Для работы и большей наглядности Тард составлял кривые распределения подражательных действий и потоков.

Использование статистического метода в криминалистике позволило ему осуществить такие исследования проблем преступности, за которые он получил высокие оценки со стороны своих современников.

Так в западной социологии Тард стал одним из родоначальников криминалистического направления. В этом плане его идеи простирались не только на социологию, но и на криминалистику.

Источником социального прогресса Тард считал изобретения и нововведения, к какой бы сфере они ни относились – к техническим новшествам или политическим идеям.

Изобретения и новшества являлись для ученого предметом психологического и социального изучения.

Изобретение и подражание имели тесную связь, потому что дальнейшая адаптация и внедрение нововведений могли происходить только в результате действий повторения.

Тард полагал, что изобретение порождает как верование, так и желание. Он считал изобретение первопричиной богатства, рассматривая его как результат творческой деятельности отдельного индивида. Ученый подчеркивал, что лишь благодаря подражанию общество прогрессирует в виде развития искусства, экономики, политики, религии и многого другого.

Французский исследователь был среди первых обративших внимание на возрастание значимости коммуникативных средств: телефона, телеграфа и газет, которым он отводил особую роль. Социолог называл прессу важным фактором объединения и социального контроля. Не менее значимой функцией прессы Тард считал просветительство.

Он указывал на то, что возникновение и быстрое распространение газет положительно сказалось на формировании публики и значительно повысило уровень самосознания каждого человека.

По мнению ученого, пресса играла значительную роль в появлении и дальнейшем развитии различных политических партий, религиозных объединений, способствовала построению основ общественного мнения.

Позже все эти и другие идеи выдающегося французского ученого получили развитие в исследованиях общественного мнения, средств массовой коммуникации, теориях и идеях «массового общества».

Тарда по праву считают одним из создателей социальной психологии. Значение его деятельности для последующего развития социологии неоспоримо. Его работы внесли вклад в исследование проблем политики, экономической деятельности, логики, моды, преступности, толпы, публики и других социальных явлений, проводившихся в XX в..

Что же касается его главного «детища» – теории подражания, то она не оказала заметного влияния на последующее течение социологической мысли. Более того, некоторые основные ее положения подверглись жесткой критике. Так, В.

Вундт в своих воззрениях по поводу этой теории указывал на размытость и неопределенность подражания. Опровергал теорию и Э. Дюркгейм, полагая, что нельзя любые действия повторения характеризовать только лишь с позиций подражания.

При этом речь велась о некоторой вульгаризации и излишнем упрощении процесса подражания, что иногда возникало под влиянием этой теории.

Современные исследователи считают недочетом теории подражания то, что в ней акт поведения выводится из осознанного мотива, в то время как усвоение нового образца действий начинается как раз чаще с внешних, поверхностных признаков, а сознание лишь после этого подстраивается под уже сложившийся стереотип действий.

Источник: http://1vc0.ru/socialnaya-psixologiya/teoriya-podrazhaniya-gabriel-tard

Подражание – психология

Подражание – это процесс, в котором один индивид пытается в точности следовать во всем другому человеку, группе, образцу, при этом он самостоятельно копирует действия, которые воспринимает у других.

Психологическое подражание имеет немалое значение в усвоении человеком социального опыта, который наблюдается у многих в разных фазах индивидуального развития.

В дошкольном и раннем возрастах посредством подражания перенимаются нормы поведения, навыки самообслуживания, предметные действия. В старшем возрасте оно приобретает иное значение.

Этот феномен является вполне закономерным социологическим явлением. Например, когда человек подвергается давлению с помощью социальных норм, то большинство участников социальной группы ведут себя определенным образом, проделывая конкретные действия, и личности будет трудно противостоять этому.

В данном случае подражание является видом группового мышления. Люди желают чувствовать и понимать, что они правы. Эти люди так себя ведут, чтобы соответствовать другим.

Они смотрят, как другие ведут себя и берут пример, копируют паттерны их поведения, считая это правильным, поскольку так ведет себя большинство.

В явлении подражания имеет значение боязнь изоляции. Каждому хочется быть понятным и приятным, чтобы его принимали в обществе, ведь многие не хотят быть белыми воронами, отвергнутыми из группы. Именно потребность в признании способствует, что они принимают ценности и нормы большинства.

Механизм подражания в психологии может быть осознанным и бессознательным, абсолютным или частичным, творческим и буквальным, добровольным и принудительным.

Подражание как механизм психологии массы имеет такую особенность, что оно проявляется при снижении индивидуального сознания. Потребность находится в массах, не только содействует снижению уровня рациональности, она повышает эмоциональность. Это эмоциональное состояние способствует желанию человека его разделить с другими.

Если возникают благоприятные ситуации для этого, способность подражания актуализируется. Благоприятными факторами может быть наличие определенного количества людей, ощущающих близкие состояния, готовых разделить его.

Создается масса людей, что подражают друг другу. При таком взаимодействии, усиливаются испытываемые состояния, доходя до пика, затем постепенно снижаясь.

Способность подражать небеспредельное, оно исчерпывается, разряжая эмоциональное состояние, при этом насыщается потребность регуляции этого состояния, тогда начинает восстанавливаться контроль над поведением.

Подражание в психологии

Несмотря на сходство, которое наблюдается во внешних признаках, механизм подражания в психологии имеет различные психологические признаки в разных категориях возраста. В детском возрасте явление характеризуется тем, что ребенок воспринимает голос и движения взрослого, делая попытку определить с ним первый контакт.

В возрасте дошкольника психологическое подражание уже является проникновением в смысловое строение деятельности индивида.

Ребенок сначала начинает подражать открытым особенностям деятельности взрослых, постепенно начиная копировать особенности поведения, которые отображают смысл ситуации.

В подростковом периоде подражание ориентировано больше на внешнюю идентификацию со значимой особой или со стереотипом личностных поведенческих характеристик. У взрослых оно является элементом обучения в деятельности нескольких видов (профессиональной, спортивной, личностной и другой).

Психическое заражение и подражание понималось психологом Фрейдом, как следствие процесса внушения.

Между понятиями психическое заражение и подражание есть отличие. Психическое заражение представляет ряд наименований феноменов социально-психического порядка поведения людей, где предпосылками выступают механизмы имитирования и суггестии (внушения).

Заражение давно исследовалось, как средство активного влияния на массы, в связи с такими явлениями, как массовые психозы, культовые секты и подобное.

О феномене заражения было известно даже на самых ранних этапах истории, проявлялось оно достаточно многообразно: спортивный азарт, коллективные состояния, проявляющиеся во время церемониальных танцев, панические ситуации, медитация.

Заражение определяется, как непроизвольная бессознательная подверженность человека разным психическим состояниям. Проявляется не как сознательное принятие любой информации или шаблонов поведения, а как передача определенного состояния, психологического настроя.

Здесь индивид вовсе не поддается преднамеренному организованному давлению, он только несознательно усваивает образец чужого поведения, подчиняясь только ему.

Исследователи доводят факт о существовании «реакции заражения», что возникает достаточно часто в открытых и просторных аудиториях, где эмоциональное состояние увеличивается в разы, посредством многократного отображения цепной реакции.

Феномен заражения часто наблюдается в плохо организованной группе, толпе, которая является «ускорителем», разгоняющим эмоциональное состояние. Точная психологическая трактовка гласит, что заражение является невольной бессознательной подверженностью личности различным психическим состояниям.

Чтобы эмоциональное заражение возникло, необходимо установить общность оценок. Так, заражение возникает, когда в толпе кто-то начинает аплодировать, и его начинают поддерживать все, то есть совершается массовое заражение. Заражение – это важный элемент в социально-психологических феноменах.

Большое значение феномена заражения содержится в формировании «психических эпидемий», что встречаются среди населения. Сюда относится увлечение модой, веяния в медицине, литературе, искусстве, бесчинства фанатиков. Содержание этих эмоций устанавливает содержание психологического заражения. Это имеет немалое значение в социальной коллективной жизни.

Читайте также:  Самореализация личности - профессиональная, творческая, социальная

Правильное использование психологического заражения является важным в профессии педагога, воспитателя и руководителя.

Подражание как механизм психологии массы сопровождается следующими законами: внутреннее шаблоны способны вызывать имитирование раньше, нежели внешние образцы; низшие образцы подражают высшим.

Механизмы подражания не односторонние, ведь всегда есть обратный ход – от индивида к воздействию, причем интенсивность воздействия зависимое от критичности индивидов, которые входят в стихийную группу.

Подражание бывает трех видов:

— при наблюдении проявляются новые реакции;

— наблюдение за наказанием или награждением модели ослабляет или усиливает сдерживаемое поведение;

— наблюдение за моделью способствует активизации стереотипов поведения, о которых ранее знал наблюдатель.

Подражание отличается от внушения тем, что тут достижение цели обеспечено очевидной выразительностью источника потока информации, также присутствует повышенная привлекательность информации, истекающей из источника. Можно считать, что эффект образа составляет основание для восприятия информации.

В ситуации внушения, достижение цели устанавливается через прямое эмоциональное воздействие, где определяющим компонентом является слово.

Подражание понимается, как один из шаблонов «закона повторения», происходящего в природе. Животные в своем мире осуществляют это через наследственность, люди, в человеческом – через копирование.

Подражание является шагом к прогрессу. В обществе периодически возникают изобретения, которым начинают подражать массы.

Подражание некоторыми исследователями рассматривается, как «владычество примера», что означает, что разные новации в социальной жизни усваиваются, после чего начинают повторяться многими, способствуя обогащению их разнообразной деятельности, жизни, подчиняя себе природу. Во взаимодействии одни начинают подражать другим, определяя этим изначальный компонент социальности. Поэтому данное явление составляет движущую, активирующую силу в социальном прогрессе, оно является неодолимым устремлением людей к взаимному общественному подражанию.

Теория подражания Тарда

В социальной психологии теория подражания представлена, как явление, где её анализируют в таких формах, как имитирование поведения конкретного индивида или копирование норм, которые соблюдаются в группе.

Также выделяют такие его формы, как конгруэнция (реализация согласованных действий группы), копирование (отображение точных действий других в поведении), референтность (копирование или конгруэнция к людям, не присутствующим в контакте).

Механизм подражания в психологии изучал социолог Ж. Тард.

Теория подражания Тарда кратко строится на трех базовых типах процессов общества: оппозиция, повторение, оно же подражание и адаптация (приспособление). Соответственно базовыми социальными законами у него выделялись законы подражания, адаптации, оппозиции.

Характерным типом в социальном плане считается подражание, где низшие слои подражают высшим.

Источник: http://obu4ayka.ru/psihologiya/podrazhanie-psihologiya.html

Психологическое направление в европейской социологии XIXв. Теория Г. Тарда. Концепция общества по Г. Тарду. Основные типы социальных процессов

Психологическое направление в европейской социологии XIXв.

Значительную роль в создании психологической социологии сыграло формирование и распространение психологизма – методологического подхода, утверждавшего возможность построения различных наук на основе психологии и целесообразность полного или частичного сведения к психической реальности различных фрагментов или даже всей социальной действительности.

Выступая поначалу в латентной (скрытой) и маргинальной (пограничной) формах, психологическая версия социологического знания довольно быстро сформировалась и оформилась как психологическая социология. В её развитии возможно вычленить три основных периода:

Период создания и становления психологической социологии (с середины XIX до начала XXв.).

Период утверждения, конституирования и институционализации психологической социологии (с начала XX о 60-70-ч гг. XXв.).

Период формирования новейших форм психологической социологии (с 60-70-ч гг. XXв. до настоящего времени).

Основные представители: Г. Тард, Г. Лебон, В. Вундт.

Теория Габриэля Тарда и его концепция общества.

Габриэль Тард (1843 – 1904 гг.). Основные работы: «Эссэ по социологии», «Социальные законы», «Этюды по социальной психологии».

Общество есть продукт взаимодействия индивидов, в силу чего основу общественного развития и всех социальных процессов составляют «интериндивидуальные» отношения людей, познание которых является основной задачей социологии.

Тард призывал особенно тщательно исследовать «личные особенности, которые одни только реальны, одни только истинны и которые всегда существуют внутри каждого общества».

Он настаивал на том, что «социология должна исходить из отношения между двумя сознаниями, из отражения одного другим, как астрономия исходит из отношения между двумя взаимно притягивающимися массами («Социальные законы»)».

Такая интерпретация оснований и ориентаций социологии неизбежно вела к утверждению её статуса как «интерпсихологической» дисциплины, в результате чего в учении Тарда социология нередко отождествлялась с «интерпсихологией».

В решающей мере это обстоятельство детерминировалось принципиальной позицией Тарда, согласно которой психология должна быть использована в качестве базиса социологии, прогрессивное развитие которой психология должна быть использована в качестве базиса социологии, прогрессивное развитие которой будет обуславливаться и определяться её всевозрастающей психологизацией («Личность и толпа»).

Основной движущей силой исторического процесса, равно как и любого человеческого сообщества, является неодолимое психическое стремление людей к подражанию.

Основные типы социальных процессов.

Особое внимание Тард уделял изучению различных социальных процессов, детерминирующих становление, развитие и функционирование общества.

Из множества этих процессов он особенно выделял основные социальные процессы, обеспечивающие существование и развитие человечества.

К трём основным социальным процессам Тард относил: повторение (подражание), противоположение (оппозицию) и приспособление (адаптацию).

Деятельность Тарда как социолога пришлась на тот же период времени, что и у Э.Дюркгейма.Однако их концепции кардинально противоположны. В теориях Дюркгейма центральная роль всегда отводилась обществу, которое формирует человека.

В противоположность этому Тард сконцентрировал свое внимание на изучении взаимодействия людей (индивидуальных сознаний), продуктом которого выступает общество.

Сделав основной акцент на изучении индивидов, он активно выступал за создание социальной психологии как науки, которая должна стать фундаментом социологии.

Противоположность подходов Дюркгейма и Тарда к решению проблемы о том, что первично – общество или индивид, положила начало современной полемике сторонников трактовки общества как единого организма и их противников, считающих общество суммой самостоятельных индивидов.

По мнению Тарда, основой развития общества выступает социально-коммуникационная деятельность индивидов в форме подражания (имитации). Именно это понятие стало у французского социолога ключевым при описании социальной реальности.

По сути, он трактует общество именно как процесс подражания, понимая под ним элементарное копирование и повторение одними людьми поведения других. Процессы копирования и повторения касаются существующих практик, верований, установок и т.д., которые воспроизводятся из поколения в поколение благодаря подражанию.

Этот процесс способствует сохранению целостности общества.

Другим важным понятием в объяснении развития общества, по Тарду, является «изобретение» (или «нововведение»). Оно рассматривается Тардом как процесс адаптации к изменяющимся условиям окружающей среды.

Все новое, что возникает в обществе (будь то идеи или материальные ценности), он считал результатом творческой деятельности немногочисленных одаренных личностей. Язык, религия, ремесло, государство – все это, по мнению Г.Тарда, продукты творчества индивидов-новаторов.

Раз возникнув, новое явление приводит в действие процесс подражания. Это можно сравнить с кругами на воде, возникающими после падения капли: подражание чему-то новому постепенно охватывает все большую и большую массу людей, теряя при этом первоначальную силу.

Утверждение всех основных социальных институтов произошло, по Тарду, именно потому, что обыкновенные люди, не способные изобрести что-то новое, стали подражать творцам-новаторам и использовать их изобретения.

Таким образом, деятельность немногих новаторов и изобретенные ими новшества являются, по мнению Г.Тарда, основным двигателем социальной эволюции, способствуя развитию общества. Следует при этом учитывать, что наибольшее распространение получают не любые «изобретения», а те, которые в целом вписываются в уже существующую культуру и не сильно противоречат ее основам.

Борьба друг с другом разных «изобретений», по разному решающих возникшие перед обществом проблемы, приводит к возникновению оппозиции (противодействия инновациям).

Ее результатом являются разного рода споры, конфликты и противоборства (вплоть до военных действий). Тем не менее, на смену любой оппозиции обычно приходит адаптация, усвоение «изобретения».

На этом цикл социальных процессов завершается, и общество не меняется, пока какой-либо новатор не совершит нового «изобретения».

Современные ученые признают важность вклада Тарда в развитие социологической науки. Немецкий социолог Ю.Хабермас считает, что именно Тард стал основателем таких популярных в наши дни направлений социологии как теория массовой культуры и анализ общественного мнения.

Ранняя американская социология: У.Г. Самнер, А. Смолл, Л. Уорд, Ф. Гиддингс.

Смолл был основателем Чикагской школы, Самнер, уорд и Гиддингс также внесли вклад в ее становление.

Самнер и Смолл – представители социал-дарвинизма.

У.Г.Самнер 1840-1910

Один из наиболее крупных представителей социал-дарвинизма (направление, представители которого оперируют такими понятиями как социальный отбор, соц эволюция, борьба за существование, конфликт…).

Основная работа – «Народные обычаи» (написана на основе анализа этнографического материала).

Обычаи –продукт четырех главных мотивов человеческого действия:

Голод

Сексуальная страсть

Честолюбие

Страх

В основе этих мотивов лежат человеческие интересы. Народные обычаи и нравы –определяющий фактор развития общества, способ сознания и поведения, образ жизни.

Механизм возникновения обычаев и привычек:

Способы действий людей, вырабатываемые для удовлетворения интересов, рутинизируются, становятся привычкой и обязательным элементом образа жизни.

Основной объект изучения для Самнера – соц группа.

Общество – конгломерат конкурирующих групп. В центре этой борьбы оказывается каждый конкретный индивид, который в своей реальной дейтельности связан с определенной совокупностью соц групп ( т е обществом).

На него особенно повлияли идеи Спенсера и Дарвина, поэтому основными принципами социологии он считал соц эволюционизм, естественный соц отбор и борьбу за существование между социальными группами. (каждый из этих процессов содержит фактор группового неравенства).

Классификация групп:

1. мы-группа (отношения характеризуются сплоченностью и солидарностью), представляется человеку центром притяжения его интересов, основа этноцентризма

2. они-группа ( в отношениях преобладает враждебность)

(Зборовский История социологии)



Источник: https://infopedia.su/8x2c6d.html

12 Психологическое направление социологии. Психология народов. Групповая психология Г. Лебона. Теория подражания Г. де Тарда.

ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ в социологии образовалось в конце 19 – начале 20 в. на фоне общей тенденции к психологическому обоснованию научного знания. Наряду с психологическим обоснованием логики, гносеологии, эстетики, истории, литературоведения и т. п. стала развиваться психологическая социология.

На смену примитивным биолого-натуралистическим теориям, характерным для индивидуальной психологии, пришли теории, требующие учета сложной совокупности социальных факторов. Интерес к проблемам мотивации человеческого поведения и ее социальным механизмам породил несколько разновидностей П. н. в с.

Объединяющим моментом для всех них был главный принцип, разделяемый представителями всего П. н.,- стремление искать ключ к объяснению всех обществ. явлений и процессов в психических процессах и явлениях индивида или об-ва. Разновидности П. н. в с. выделяются в зависимости от выбора ключевых объяснительных понятий или принципов.

Стремление найти психические факторы цивилизации характеризовало психологический эволюционизм (Уорд, Гиддингс). Развитие об-ва рассматривалось как часть космической эволюции, к-рая носит направленный характер, т. е. развивается на основе разумного, сознательного управления социальными процессами.

Первичными социальными фактами объявлялись либо желания индивида (голод, жажда, половые потребности и т. п.), либо “сознание рода”, “коллективный телезис”, делающие возможным сознательное взаимодействие индивидов. Инстинктивизм (У. Мак-Дугалл) искал основу обществ. жизни в биологически наследуемых инстинктах, сопровождаемых соответствующими эмоциями.

Представители школы психологии народов (М. Лацарус, X. Штейнталь) осн. исторической силой объявляли “народный дух”, выражающий психическое сходство индивидов одной нации. В рамках П. н. разрабатывались также проблемы групповой психологии (Лебон) – анонимности, внушаемости, психического заражения и подобных явлений, происходящих в толпе.

С ними были связаны нередко крайне реакционные выводы о тождественности народных масс и “иррациональной толпы” и др. Сторонники теории подражания (Тард, Дж. Болдуин) усматривали элементарный обществ. факт в подражании одного индивида др. Сторонники раннего интеракционизма (Кули) в кач-ве первичных фактов об-ва рассматривали представления, к-рые люди составляют друг о друге.

Сконцентрировав внимание на непосредственном взаимодействии индивидов в рамках “первичных групп”, Кули отождествил обществ, отношения с межиндивидуальными отношениями, а личность отождествил с ее самосознанием. Заслугой представителей П. н. явл. то, что они привлекли внимание к проблеме обществ, сознания в его соотношении с индивидуальным сознанием.

Одно из направлений в рамках психологической социологии – психология пародов. Оно возникло и оказалось наиболее развитым в Германии второй половины XIX. – начала XX в. Самые известные представители М. Лацарус, X. Штейнталь. В. Вундт. Психология народов – направление, возникшее на стыке социологии и социальной психологии.

Суть его состоит в том, что основной движущей силой исторического процесса является народ, этнос, который характеризуется активным началом в виде “народного духа”, проявляющегося в культуре, религии, языке, мифах, обычаях, нравах.

Этот “народный дух” определяет индивидуальное сознание, психику людей, являющихся представителями данного народа (этноса). Он (“народный дух”) имеет специфические общие моменты, присущие этносу, проявляется в сходных структурах национальной культуры, тех или иных совпадающих чертах характера.

На основании анализа “народного духа” допустимо нарисовать определенный социально-психологический портрет данного этноса, который будет включать его мифологию, народные обычаи, национальную культуру и таким образом может подлежать конкретному исследованию.

 Наиболее предметно психологию народов проанализировал Вильгельм Вундт (1832-1920), посвятивший этому главный (десятитомный) труд своей жизни – “Психологию народов” (1900-1920). Сокращенное изложение основных идей этой работы было опубликовано на русском языке.

Читайте также:  Как перестать пилить мужа - советы психолога

Десятитомник содержит богатейший не только и даже не столько теоретический, сколько эмпирический материал об особенностях психологии разных народов и этносов, о специфических проявлениях их “народного духа” в культуре, искусстве, языке, мифах, обычаях, нравах, привычках и др.

Вундт был известей, как своими научными трудами, так и тем, что создал в Лейпциге в 1879 г. первую в мире психологическую лабораторию, превратившуюся в международный центр экспериментальной психологии. За заслуги перед мировой, в том числе российской, наукой в 1902 г. он был избран в Петербурге почетным членом Академии наук. В мире за ученым закрепилась слава основателя эмпирической этнопсихологии. 

Вундт рассматривал психические процессы в тесной связи с физическими, полагая, что они составляют две стороны одного реального бытия, которое извне проявляется как тело, а изнутри – как душа.

Он полагал, что “психология народов – самостоятельная наука наряду с индивидуальной психологией”.

По мнению Вундта, психология народов охватывает три большие области и три основные проблемы, требующие специального психологического исследования: язык, мифы, обычаи. Язык, мифы и обычаи, как пишет Вундт, есть “сам этот дух народа в его относительно еще не затронутом индивидуальными влияниями отдельных процессов исторического развития виде”.

Вундт стремится доказать, что язык, мифы и обычаи не зависят от индивидуального сознания и индивидуальных волевых актов. Поэтому психология народов – первична, а психология индивидов – вторична по отношению к ней.

 Вундт рассматривает язык, мифы и обычаи не только в совокупности, в “компании”, во взаимосвязи, но и порознь, давая характеристику каждому из этих трех основных компонентов “духа народа”. Он пишет: 

“Язык содержит в себе общую форму живущих в духе народа представлений и законы их связи.

Мифы таят в себе первоначальное содержание этих представлений в их обусловленности чувствованиями и влечениями.

Наконец, обычаи представляют собой возникшие из этих представлений и влечений общие направления воли”.

Как видно, и язык, и мифы, и обычаи толкуются в сугубо психологическом духе, как элементы сознания, духовной жизни людей, связывающие индивидов определенным образом между собой.

Рассматривая психологию народов как часть общей психологии, ученый полагает, что ее развитие дает достаточно много для индивидуальной психологии, потому что язык, мифы и обычаи предоставляют материал о душевной жизни индивидов.

Вундт стремился придать психологии народов более конкретный, реалистический вид за счет предложенной им программы эмпирических исследований языка, мифов, обычаев ряда этносов. Этим самым он создавал своего рода социологию обыденного сознания.

Подобное предложение впоследствии оказалось как нельзя, кстати, при возникновении феноменологической социологии и этнометодологии и провозглашении в качестве объекта их исследовательских интересов повседневной, обыденной жизни людей и этносов.

 

Следует отметить, что в целом психология народов сыграла положительную роль, поставив ряд социологических проблем духовной жизни этносов и сумев привлечь к их изучению лингвистов, историков, этнографов, филологов, а главное – психологов и социологов.

Это была одна из первых попыток изучения взаимодействия культуры и индивидуального сознания. Но теоретической концепции этого взаимодействия создано не было.

Что же касается большого описательного материала, использованного психологами, то он был далек от того, чтобы его можно было употребить при создании объяснительных концепций.

Исследования, выполненные в рамках психологии народов, имели немалое значение для процесса возникновения и сближения таких отраслей знания как историческая психология, этнопсихология, культурная антропология, психолингвистика. Однако социология получила от психологии народов гораздо меньше, чем названные выше научные дисциплины. 

В 1895 г.была опубликована работа французского социолога Г. Лебона – “Психология толп”. Её автор посвятил проблеме поведения больших групп людей. В последней трети XIX в. особое внимание исследователей привлекли массовые движения.

Это были революции, протестные выступления экономического, социального и политического характера, охватившие ряд европейских стран.

Наиболее рельефно они дали о себе знать во Франции (чего стоила одна только Парижская коммуна!), поэтому не случайно именно в этой стране возникли концепции, в центре которых находился анализ поведения больших групп людей – “массы”, “толпы”

По его мнению, “толпа”, или “масса” – это большая группа людей, собравшихся в одном месте, воодушевленных общими чувствами и готовых следовать куда угодно за своим лидером. Совладать с ней не может никакая рациональная сила. Ход мыслей каждого человека в толпе направляется ее общим настроением.

В толпе человек теряет свое индивидуальное мышление, заражаясь этим общим настроением. Он превращается из простого человека в “человека толпы”. И индивид теряет чувство реальности и оказывается подверженным влиянию лидера значительно сильнее, чем в обычных условиях.

Причем чем дольше по времени человек находится в толпе, тем больше он теряет себя, подвергаясь влиянию и толпы, и лидера, и тем слабее у него становится чувство реальности. Лебон делил толпу на однородную и разнородную. Разновидностями первой являются, по его мнению, классы, касты, секты, второй – парламентские собрания, уличные толпы и др.

В любом случае толпа для него -разрушительная, иррациональная, бессознательная сила, ее поведение регулируется законом “духовного единства толпы”. 

Характеризуя толпу как группу людей, охваченных общими чувствами, стремлениями и настроениями, социолог выделял следующие ее черты:

зараженность общей идеей,

сознание непреодолимости собственной силы,

утрата чувства ответственности,

нетерпимость,

догматизм,

восприимчивость к внушению,

предрасположенность к импульсивным действиям,

готовность к бездумному следованию за лидерами,

неспособность обдумывать,

отсутствие рассуждения и критики

В толпе происходят, по Лебону, деперсонализация и деиндивидуализация людей. Каковы бы они ни были, как бы ни различались, в толпе у них появляется “коллективная душа”. На базе этого понятия ученый сформулировал закон “духовного единства толпы”.

В толпе человек превращается в некий безвольный автомат с подавленными рациональными началами, поскольку в ней всегда преобладает бессознательное. Отсюда делается вывод о том, что толпа способна как на героические поступки, так и на разрушительные действия, имеющие зачастую преступный характер.

Весь вопрос в том, что ей будет “предписано” лидерами в каждой конкретной ситуации. По существу, это уже социологический анализ группового поведения, который является частью социологической концепции Лебона. 

Другой ее частью стали социологические взгляды французского мыслителя относительно расовой проблемы, к которой он испытывал также значительный интерес.

Несмотря на ее кажущуюся дистанцированность от проблемы группового поведения, рассмотренной в рамках психологии толпы, на деле они не так уж удалены друг от друга.

Более того, у Лебона существует узловое понятие, постоянное использование которого позволяет обнаружить близость расовой проблемы и проблемы поведения толпы. Им является “коллективная душа” (в ряде случаев он использует термин “коллективное сознание”). 

Как всякий оригинальный мыслитель, Тард строил свою концепцию на основе критического анализа предшествующих достижений социальной мысли.

Он отверг бывшие долгое время популярными натуралистические теории, в которых проводились аналогии общества с механическим агрегатом (социальный механицизм) и биологическим организмом (социал-дарвинизм). Не принял он и эволюционистские теории (как биологические, так и психологические).

Вместо них французский социолог предложил аналитический подход. Среди идей и взглядов, отвергнутых Тардом, находятся те, что постулируют существование “души толпы”, “коллективного (группового) сознания”, т.е. неких самостоятельных духовных сущностей.

Социология рассматривалась им как коллективная, интерментальная психология, изучающая самые различные социальные процессы. Такая социология возможна потому, что основана на передаче одним сознанием другому необходимых элементов.

Так образуется течение мнений, возникают массовые импульсы, традиции, национальные обычаи и другие социальные силы, структуры и процессы.

Под последними Тард понимал, прежде всего, межличностные, интериндивидуальные процессы и отношения.

Он считал, что предмет и возможности социологии как науки следует изучать в тесной связи с психологическими явлениями, например такими, как верования и желания.

Тремя основными типами социальных процессов Тард считал

повторение (подражание),

противоположение (оппозицию),

приспособление (адаптацию).

Соответственно основными социальными законами он называл законы подражания, приспособления, оппозиции.

Но все же, в качестве самого главного социального процесса (и соответствующих ему законов) Тард рассматривал подражание (законы подражания), которое он характеризовал как своего рода гипнотизм.

Теорию подражания он распространял на все сферы межличностных и групповых взаимодействий. Наиболее типичным видом социального подражания он считал подражание низших слоев высшим.

Подражание рассматривалось ученым в качестве основного объяснительного принципа всей жизни – как индивидуальной, так и общественной. Он характеризовал его как “постоянное, всемирное социальное явление”.

Продуктом подражания являются рост государства, экономическое развитие, язык, религия, другие феномены и процессы социального мира. Социальное познание – это, прежде всего познание того, как происходит подражание. Оно имеет внутренние (логические) и внешние (внелогические) причины.

Среди последних он особо выделял социальные причины, к которым относил религиозные, экономические, политические, эстетические, лингвистические и другие влияния.

Французский социолог настаивал на том, что все главнейшие акты человеческой и общественной жизни совершаются как следствие примера (подражания).

В этом смысле все многообразие социальных взаимодействий имеет в своей основе отношение “учитель – ученик”.

Под влиянием психологии подражания Тарда его последователи-социологи стали утверждать, что в обществе реализуются три основных типа подражания: взаимное подражание, подражание обычаям образцам, подражание идеалу.

Источник: https://freedocs.xyz/docx-457161359

Теория подражания. Идеи Г.Тарда

Появление и утверждение психологии подражания прочно связывают с именем французского социолога и криминолога Жана Габриеля Тарда (1843 – 1904).

Его перу принадлежит ряд известных не только в конце ХIХ – начале ХХ веков, но и сейчас работ. Среди них˸ Тард Г. Законы подражания. СПб., 1892; Он же. Общественное мнение и толпа. М., 1902; Он же. Социальные этюды. СПб.

, 1902; Он же. Личность и толпа. СПб., 1903; Он же. Социальная логика. СПб., 1901; 1996.

Как и всякий оригинальный мыслитель, Г.Тард строил свою концепцию на базе критического анализа предшествующих достижений социальной мысли.

Он отверг бывшие долгое время популярными натуралистические теории, в которых проводились аналогии общества с механическим агрегатом (социальный механицизм) и биологическим организмом (социал-дарвинизм). Не принял он и эволюционистские теории (как биологические, так и психологические).

Вместо них французский социолог предложил аналитический подход. Среди идей и взглядов, отвергнутых Г.Тардом, находятся те, что постулируют существование “души толпы”, “коллективного (группового) сознания”, то есть неких самостоятельных духовных сущностей.

Социология рассматривалась Г.Тардом как коллективная, интерментальная психология, изучающая самые различные социальные процессы. Такая социология возможна потому, что основана на передаче одним сознанием другому необходимых элементов.

Так образуется течение мнений, возникают массовые импульсы, традиции, национальные обычаи и другие социальные силы, структуры и процессы. Под последними Г.Тард понимал прежде всего межличностные, интериндивидуальные процессы и отношения.

Он считал, что предмет и возможности социологии как науки следует рассматривать в тесной связи с психологическими явлениями, например, такими как верования и желания.

Так, в “Социальной логике” он писал, что нет ни одной отрасли социологии, “которая не представлялась бы нам двойственно, исходя из того, рассматривается ли её предмет со стороны, предполагающей желание, или со стороны, предполагающей верование”1.

Следует сразу отметить, что при таком подходе к пониманию социологии как интерментальной, интериндивидуальной психологии из поля зрения мыслителя исчезала макросоциальная структура общества, в рамках которой и формировались реальные межличностные отношения.

Тремя основными типами социальных процессов Г.Тард считал повторение (подражание), противоположение (оппозицию), приспособление (адаптацию). Соответственно основными социальными законами он называл законы подражания, приспособления, оппозиции.

Но все же в качестве самого главного социального процесса (и соответствующих ему законов) Г.Тард рассматривал подражание (законы подражания), которое он характеризовал как своего рода гипнотизм. Теорию подражания он распространял на все сферы межличностных и групповых взаимодействий.

Наиболее типичным видом социального подражания он считал подражание низших слоев высшим.

Источник: http://referatwork.ru/lectionbase/sotsiologiya/view/296102_teoriya_podrazhaniya_idei_g_tarda

Психология масс

Анализируя различные позиции и сопоставляя их между собой, мы пришли к выводам, отчасти противоположным заключениям многих наших предшественников.

Большинство из них пыталось объяснить психологию масс наличием чьих-то активных усилий — как правило, вождей, вожаков или авторитетов.

Это было связано с тем, что они имели (или хотели иметь) дело прежде всего с организованными, «искусственными» массами.

Мы полагаем, что в основе психологических механизмов формирования массы лежат не столько активные факторы (чье-то стремление заражать, внушать, убеждать), но и факторы «пассивного» рода (согласие, готовность поддаться соответствующим стремлениям).

Более того, массовое состояние — это, исторически, наиболее естественное состояние людей, диктовавшее им необходимостью выживания и противостояния природе. Для такого состояния было естественным наличие факторов «пассивного рода».

И пусть позднее, в историческом развитии, на первое место стали выходить более организованные «искусственные» массы, праоснова психологии масс никуда не могла исчезнуть.

Читайте также:  Что делать, если муж изменяет, как себя вести - советы психолога

Мы убеждены в том, что субъект-объектный подход к психологии масс практически исчерпал себя еще в рамках теорий «героя» и «толпы». В. И.

Ленин в данной связи писал: «Поклонники Лаврова и Михайловского должны считаться с психологией забитой массы, а не с объективными условиями, преобразующими психологию борющейся массы» (Ленин, 1967–1984). Сегодня тем более ясно, что все обстоит гораздо сложнее.

Ведь власть — это не только способность влиять на кого-то. В значительной мере природа власти идет снизу, от готовности «низов» подчиняться «верхам». Соответственно, и по отношению к массе ныне значительно более привлекательным кажется субъект-субъектный подход, учитывающий ответные реакции массы.

В первую очередь, это и включает только внешне кажущуюся «пассивной» готовность массы подражать, т. е. ее готовность заразиться, получить внушение, оказаться убежденной. В общем же виде совершенно ясно, что основным таким механизмом является подражание.

Именно через него и реализуется потребность индивида быть в массе. Подражая друг другу, люди легко образуют массы, и это самое простое из всех существующих объяснений. Согласно же известному методологическому принципу «лезвия Оккама», оно же должно быть и самым верным.

Роль подражания в жизни и некоторые его особенности мы отчасти уже рассмотрели выше, когда увидели, что попытки представить подражание как следствие заражения или внушения не могут полностью объяснить психологию масс. Дело в том, что это принципиально разные феномены.

Если заражение, внушение и убеждение носят в основном внешний характер, приходят к индивиду извне, то подражание относится к внутреннему измерению его психики. Понятно, что в реальной психологии масс действуют как внешние, так и внутренние факторы, однако ошибкой являются попытки выводить одно из другого. Они действуют одновременно.

Они одинаково необходимы. Однако роль их достаточно различна. Можно представить себе массу без заражения, без внушения и, тем более, без убеждения. Но трудно или вообще невозможно даже вообразить себе психологическую массу без феномена подражания.

Более того, очевидно, что без готовности индивидов, образующих массу, к подражанию не действовали бы ни заражение, ни внушение, ни тем более убеждение.

Современная наука определяет подражание как воспроизведение индивидами, группами и массами воспринимаемого ими поведение других индивидов, групп и масс10. Еще проще — как «следование какому-либо примеру, образцу» («Психология. Словарь», 1990).

Обратим внимание на то, что в скрытом виде эти два определения уже включают в себя и заражение, и внушение как обратные стороны этого феномена. Получается, что понятие «подражание» в содержательном плане включает их в себя. Однако дело даже не в этом.

Как и не в том, что варианты определения «подражания» находятся почти в любом гуманитарном словаре, тогда как с определениями остальных приведенных выше понятий дело обстоит гораздо сложнее — от полного отсутствия (заражение) до указаний на «недостаточную разработанность в науке» (внушение).

Дело в том, что понятие «подражание» имеет самую длинную и наиболее разработанную историю. Анализ показывает, что именно оно в наибольшей степени привлекало внимание исследователей, если выйти за пределы узкого круга авторов, писавших непосредственно о психологии толпы.

Более того, именно теории подражания представляют собой особый «ряд концепций, составивших целое направление на стыке социологии и социальной психологии, которое объясняло социальное поведение и общественную жизнь через подражание — имманентно свойственное человеку стремление воспроизводить воспринимаемое поведение других индивидов и групп» (Ольшанский, 1990).

10 Например, см.: Философский энциклопедический словарь. М., 1983.

Традиции теорий подражания имеют древнее происхождение — они идут еще от Аристотеля, приписывавшего именно подражанию важнейшую роль в формировании человека. Эти взгляды интенсивно развивались самыми разными исследователями и оформились концептуально к середине XIX века. В наиболее ярком виде эту проблему разрабатывал Г. Тард (1892).

Он видел в подражании ни более ни менее как основу развития общества — в частности, главный механизм распространения практически всех инноваций и прогресса как такового! Он утверждал, что социальная динамика определяется именно подражанием, непрерывным повторением, до уровня массового, новых (поначалу, естественно, единичных) образцов чего бы то ни было. Тард был убежден в том, что подражание имеет тенденцию к бесконечному распространению: развитие идет от внутреннего подражания к внешнему, все более очевидному; от одностороннего — к взаимному и всеобщему. Согласно взглядам Тарда, подражание имеет три основные формы. Во-первых, это подражание другому человеку. Во-вторых, это подражание современным (мода) или привычным (традиции) образцам. В-третьих, это подражание самому себе (привычка). Тард объяснял через феномен подражания практически все: язык, право, традиции и многие другие социальные явления. По его глубокому убеждению, именно подражание есть основной закон протекания всей человеческой жизни, собственно говоря, и выражающейся в постоянном подражании.

Еще до Г. Тарда Ш. Сигеле действием феномена подражания объяснял изменения, происходящие с человеком в массе, в частности, нивелировку человеческой личности. Позднее уже цитировавшийся выше У. Макдауголл настаивал на врожденном характере подражания, считая его одной из форм духовного взаимодействия людей, наряду с симпатией и внушением.

В рамках психологии ассоцианизма подражание считалось особой формой воздействия, при котором реакция объекта подражания становится особым условным стимулом для собственных реакций субъекта подражания на стимул.

В рамках бихевиоризма феномен подражания стал рассматриваться в качестве одной из основ научения, подражание считалось результатом подкрепления успешных реакций. Фундаментальную основу изучения подражания составило исследование И. П. Павловым условных и безусловных рефлексов, взаимодействия первой и второй сигнальных систем. В работах Л. С.

Выготского подражание рассматривается как один из важнейших факторов развития высших форм поведения человека, особенно в онтогенетическом развитии. В них подчеркивается связь способности к подражанию с возможностями субъекта и пониманием им ситуации, подвергаются критике механистические и интеллектуалистские интерпретации феномена подражания.

Различные аспекты подражания в современной психологической науке изучались с позиций общей (А. Н. Леонтьев и др.), сравнительной (Н. Н. Ладыгина-Коте), педагогической, возрастной психологии, а также палеопсихологии (Б. Ф. Поршнев).

В XX веке, уже при сравнительно локальном социально-психологическом изучении явлений подражания, исследовалось главным образом взаимодействие социально-типических субъектов и объектов подражания.

В итоге подражание изучалось, с одной стороны, как результат социального воздействия (например, влияние референтных групп, проблема конформизма и т. п.

), а с другой — как разновидность и средство социального воздействия, как один из базовых механизмов приобщения индивида к социальному и культурному опыту.

Постепенно, с годами, теории подражания несколько утратили свою новизну, привлекательность и распространенность. По мнению ряда их критиков, со временем вскрывалась недостаточная объяснительная сила понятия «подражание».

Постепенно его заменяли иные, более современные понятия для описания зависимого поведения, — например, тот же конформизм как проявление податливости человека феномену группового давления.

Кроме того, считается, что для современного взрослого человека (в детской и возрастной психологии роль подражания до сих пор продолжает оцениваться весьма высоко) подражание имеет меньшее значение в силу большей развитости его индивидуального сознания.

Однако данный тезис далеко не бесспорен и, по крайней мере, применим не ко всем культурам. Кроме того, он применим и далеко не ко всем состояниям человека.

Наконец, теории подражания с течением времени во многом утратили свою привлекательность потому, что в локальных исследованиях была выхолощена основная социально-психологическая суть данного феномена.

А ведь подражание не есть результат или следствие чего-то. Это не разновидность и не средство социального воздействия (хотя внешне иногда и может выглядеть таковым).

Способность к подражанию — это некоторое глубинное, базовое свойство психики человека, переходящее к нему от животных.

Разумеется, это свойство при таком переходе качественно видоизменяется, однако в своей основе подражание носило вначале биологически-, и только затем социально-адаптивный характер.

Конечно, его роль серьезно снижается по мере развития произвольного индивидуального сознания, однако в определенных ситуациях, в определенных культурах, при определенных эмоциональных состояниях самого человека, именно подражание выходит на первый план.

Сам феномен подражания в социально-психологическом смысле — это в большей или меньшей степени осознанное и буквальное следование чужим поведенческим образцам, воспроизведение воспринимаемого поведения.

Понятно, что подражание бывает осознанным или неосознанным; буквальным (простая репродукция) или относительно творческим; полным или частичным; добровольным или принудительным и т. д. Конкретный анализ различных видов поведения позволяет строить разные его классификации.

Особенностью рассматриваемого нами подражания как феномена психологии масс является то, что оно возникает, как правило, при определенном снижении уровня индивидуального сознания.

Возникающая в силу различных причин у человека потребность быть в массе для регуляции своего эмоционального состояния не просто снижает уровень рациональности индивидуального сознания — она делает его повышенно эмоциональным. Такое эмоционально-аффективное состояние ведет к желанию разделить его с другими людьми.

При возникновении благоприятных для этого ситуаций (включая хотя бы просто наличие некоторого числа людей, испытывающих близкие состояния или готовых разделить то состояние, которое испытывает индивид) актуализируется способность человека к подражанию.

Из просто потенциальной способности она превращается в конкретную потребность, становясь на некоторое время главным механизмом поведения индивида. Тогда человек и начинает воспроизводить воспринимаемое им поведение людей, находящихся в сходном эмоциональном состоянии, следуя предлагаемым ему образцам регуляции своего эмоционального состояния. Так складывается масса подражающих друг другу людей.

В процессе такого подражательного взаимодействия, разумеется, испытываемые состояния усиливаются, достигая некоторого пика, а затем начинают идти на спад.

Способность к подражанию, как биологическое наследие, доставшееся нам в несколько атрофированном виде, не беспредельна.

Она достаточно быстро истощается, эмоциональное состояние разряжается, потребность в его регуляции насыщается, и тогда постепенно восстанавливается рациональный контроль над собственным поведением.

Естественно, что выраженность способности к подражанию и склонности человека к самому феномену подражания зависит от целого ряда факторов. Выделим наиболее существенные из них, наиболее важные именно для психологии масс.

Прежде всего, отметим общие социологические и демографические параметры. Многочисленные эмпирические исследования, в том числе проведенные в рамках изучения конформизма, позволяют установить ряд конкретных зависимостей и для безусловно родственного ему феномена подражания.

Во-первых, подражание зависит от возраста — чем старше человек, тем менее он склонен к подражанию.

Помимо этого, с возрастом меняются объекты и характер подражания: к старости людям свойственно не автоматическое имитационное подражание конкретным поведенческим образцам, а осознанное следование традициям и принципам.

Во-вторых, подражание зависит от пола — мужчины обычно менее склонны к подражанию, чем женщины. Здесь же надо выделить различный в половом плане характер подражания. Если для мужчин больше свойственно инструментальное подражание, то для женщин — эмоциональное.

В-третьих, подражание зависит от уровня образования — чем менее образован человек, тем больше он склонен к подражанию. И здесь подражание имеет различный характер. Менее образованный человек подражает конкретным поведенческим бытовым образцам, более образованный — образцам обобщенным, абстрактным, часто откровенно «книжным».

Психология bookap

В-четвертых, подражание зависит от некоторых национальных особенностей — например, представители национальных меньшинств более склонны к подражанию, чем представители национального большинства. В-пятых, оно зависит от общего уровня социально-политической культуры, существующей в обществе.

Так, в рамках «патриархального» или «подданнического» типа политической культуры (по Г. Ал-монду и В. Вербе) уровень подражания намного выше, чем в рамках культуры «активистской». Соответственно, выше и вероятность возникновения масс и массового поведения.

В последующих главах мы еще увидим эти различия вполне конкретно и достаточно наглядно.

В психологическом отношении подражание и его выраженность отчетливо зависят от целого ряда конкретных индивидуально-психологических параметров. Не вдаваясь в их детальное рассмотрение, отметим пока только самые общие и достаточно понятные моменты.

Наиболее важными здесь, естественно, оказываются такие лич-ностно-психологические характеристики, как сила «я», локализация контроля, адекватность самооценки и образа «я», податливость групповому давлению (склонность к конформизму) и т. п.

Сюда же относятся критичность восприятия, уровень критичности мышления и общая способность человека к критике по отношению к собственному поведению. Здесь же — общий уровень эмоциональности индивида.

Понятно, что снижение одной части данных параметров, как и повышение другой ее части, облегчает проявления подражания. Соответственно, противоположные тенденции индивидуальной психологии, напротив, снижают или даже вовсе блокируют способность к подражанию, лишая ее возможности актуализации.

Говоря обобщенно, чем более индивидуальным оказывается в психологическом плане индивид, тем менее он склонен к подражанию. И наоборот: чем менее индивидуализировано сознание и поведение, тем более склонным к подражанию и массовому поведению оказывается данный человек.

Источник: http://bookap.info/sociopsy/olshanskiy_psihologiya_mass/gl32.shtm

Ссылка на основную публикацию