Параноид – инволюционный, алкогольный, реактивный, психогенный

ПСИХ-ПСИХ

Параноид - инволюционный, алкогольный, реактивный, психогенный

Психоанализ – 1. Вид лечения неврозов, изобретённый З.Фрейдом в 1890-х гг. и разарабатывавшийся далее им самим, его учениками и последователями.

Ключевыми понятиями здесь являются:  1) сменившая гипноз свободная ассоциация (неправильный перевод фрейдовского freier Einfull, означающего спонтанные, возникающие без напряжения идеи), то есть основное правило психоанализа свободно, без утаивания высказывать свои мысли, не пытаясь на этом сосредоточиться; 2) интерпретация, сменившая внушение, – процесс разъяснения, толкования смысла аналитиком сообщений пациента и 3). трансфер – перенос пациентом своих чувств на аналитика; 2. Психологические теории происхождения неврозов и (позднее) общего психического развития. Основными терминами  здесь являются: 1) бессознательное (см.); 2) сопротивление – воспрепятствование появлению в сознании бессознательных тенденций, что делается с помощью 3). защитных механизмов и 4). трансфер. 3. Общее название теорий и методов терапии всех психотерапевтов – последователей Фрейда, Юнга и Адлера, несмотря на то, что юнгианцы называют себя аналитическими психологами, адлерианцы – индивидуальными психологами.

Психобиология – 1. первоначальное значение – научная школа в психиатрии, основанная на теоретическом направлении А.Мейера, который придавал особое значение механизмам интеграции биологического, психологического и социального опытов; 2.

Современное значение – общий термин для обозначения исследования психологических процессов с биологической точки зрения.

Это широкий подход, и работы в области генетики поведения, эндокринологии и физиологической психологии могут быть определены как психобиологические.

Психовалеология (лат. valetudo – здоровье,  logos – слово, понятие, учение) – термин В.

Милева (1985, 1988), обозначает дисциплину, имеющую целью повышение и укрепление резистентности личности к дистрессу, улучшение культуры межличностных отношений, воздействие на психику через соматическое оздоровление и т.п.

Термин может вызывать сомнение в его релевантности, поскольку используется некоторыми полусектантскими организациями, обычно прикрывающими свою деятельность благозвучными декларациями.

Психогененез (психо + лат. genesis – происхождение) – 1. происхождение и, в более широком смысле,  развитие психики; 2. происхождение и развитие определённого психологического события внутренней жизни.

Психогении военного времени – психотические состояния, вызванные психическими травмами военного времени. Обычно упоминают острые афффектогенные расстройства (острая реакция на стресс, аффективное сужение сознания, псевдодеменция, реактивная депрессия, реактивный параноид.

Психогения – 1.психическая травма; 2. психическое расстройство, вызванное 1; 3. изменения в клинической структуре основного заболевания, связанное с дополнительным влиянием психической травмы.

Психогенный – 1.вызванный психической травмой; 2. иногда – имеющий отношение к психогенезу.

Психогигиена (психо + греч. hygienos – целебный, приносящий здоровье) – 1. первоначальное значение – искусство развития и поддержания психического здоровья; 2. система мероприятий, имеющих целью сохранение и укрепление психического здоровья.

Психограмма (психо + греч. grapho – пишу) – 1. профиль индивида по ряду стандартных тестов; 2. термин Г.Мюррея, обозначает представление индивидуальных паттернов потребностей и нужд.

Психоделический (психо + лат. delos – явный, видимый) – 1.

характеризующий принадлежность химического вещества к галлюциногенам, препаратам, вызывающим психотическое состояние (диметилтриптамин, мескалин, псилоцибин, ЛСД, марихуана); 2.

психотический эффект, которое вызывают химическое вещество, определённые действия (например, состояния экстаза во время магических или религиозных обрядов) или внешние стимулы (например, «психоделическая» музыка).

Психодиагностика (психо + греч. diagnosis – распознавание, определение) – 1. специальное значение – процедуры для диагностики психического расстройства (наблюдение, расспрос и др.); 2.

обозначение любой процедуры оценки психологических или личностных свойств; 3.

любая валидная методика для оценки личности путём интерпретации моделей поведения, особенно невербальных, например, выражения лица, положения тела, походки и др.).

Психодизлептики (психо + греч. dys – указывает на расстройство, нарушение функции; leptikos – способный взять) – психотропные препараты, основное действие которых состоит в том, что они способны вызывать у психически здоровых людей психотические состояния. Синонимы: Галлюциногены, Психоделические вещества, Психотомиметики.

Психодрама – психотерапевтическая методика, разработаная Д.Л. Морено (1921).

В ней пациент разыгривает некоторые роли или случаи из своей жизни в присутствии  терапевта, что позволяет выразить эмоции и противостоять глубинным конфликтам.

Распространёнными являются групповая психодрама (все действующие лица входят в терапевтическую группу) и семейные группы, в которых разыгриваются трудные семейные сцены. См. Морено метод психодрамы.

Психоз – 1.

психическое расстройство, которому свойственны: 1) симптомы психотического регистра (бред, галлюцинации, синдром психического автоматизма Кандинского-Клерамбо, кататония, состояния спутанного сознания), психомоторное возбуждение или ступор, то есть нарушения, выходящие за пределы невротического или неврозоподобного уровня психического расстройства; 2) нарушения ориентировки в актуальной ситуации (иногда в месте, времени и др.), то есть непонимание реальной ситуации и/или мнимое её представление; 3) неадекватное поведение, обусловленное болезненными мотивами, и часто представляющее опасность как для самого пациента, так и для окружающих; 4) отсутствие осознания факта собственного психического расстройства, а также понимания целесообразности госпитализации и терапии. Не следует использовать термин для обозначения состояний, в которых имеют место лишь нестойкие фрагменты психотических синдромов, например, эпизодические обманы восприятия без нарушения восприятия действительности в целом, отрывочные и мимолётные бредовые или бредоподобные явления, отдельные и разрозненные признаки психического автоматизма (обрыв мысли, ментизм, например) или субкататонии. В таких случаях более адекватным был бы, вероятно, термин «психотические симптомы» или «психотические включения»; 2. В МКБ-10 – термин, который указывает на наличие бреда, галлюцинаций или некоторых форм нарушения поведения, таких, как резкое возбуждение и гиперактивность, выраженная психомоторная заторможенность и кататоническое поведение. Синоним: Психотическое состояние.

Психоза структура, по Бирнбауму (Birnbaum, 1919) – представление психоза как структуры, в формировании которого принимают участие патогенетические, патопластические и предрасполагающие факторы.

В каждом психозе, с такой позиции,  различаются эндогенные, экзогенные, психогенные, соматогенные, функциональные и органические аспекты. Их конфигурация определяет нозологическую идентичность психоза в каждом конкретном случае.

Диагноз делается, таким образом, сложным и многоплановым.

Психозы – психотические состояния, различаемые по их этиологии, патогенезу, клинической структуре, динамике и исходу. Идеи в этом плане дают некоторое представление о ситуации в психиатрии до эпохи её глобализации.

Психоз акинетический – см. Психоз двигательный.

Психоз акрихиновый – острый экзогенный психоз, протекающий чаще с маниоформным возбуждением, реже – с депрессией, ступором. Могут быть галлюцинации, различные формы помрачения сознания, в частности, делирий.

Психозы антабусные – наблюдаются при лечении пациентов с алкогольной зависимостью антабусом (тетурамом, дисульфирамом) как в процессе лечения, так и после его окончания, спустя месяцы с момента прекращения приёма препарата.

Различают 3 этапа в течение психоза: продром, кульминация и обратное развитие психоза.

В кульминационной фазе наблюдаются (Зальцман, Попова, 1983) аффективные синдромы, галлюцинаторно-бредовой синдром, обычно фрагментарный синдромы спутанности сознания (онейроид, делирий, аменция).

Психозы алкогольные – психотические состояния, возникающие спустя 2- 3 суток после прекращения запоя на фоне алкогольной абстиненции у пациентов с алкогольной зависимостью во 2 и 3 стадиях заболевания.

Это delirium themens (белая горячка пьяниц, алкогольный делирий с широким рядом его клинических форм), острый, подострый или хронический алкогольный галлюциноз, алкогольный параноид (абортивный, острый, затяжной варианты), алкогольная паранойя (алкогольный бред ревности) и алкогольная энцефалопатия (чаще болезнь Гайе-Вернике, Корсаковский психоз). Психозы, возникающие вне алкогольной абстиненции или у пациентов на ранней стадии алкоголизма (когда явления абстиненции ещё отсутствуют), алкогольными не являются. Впрочем, и собственно алкогольные психозы возникают в тот момент, когда экзогенного алкоголя в организме уже не остаётся. Ряд исследователей считают более адекватным поэтому термин металкогольные психозы (греч. meta – за, после, между).

Психоз астматоловый – острый интоксикационный психоз (интоксикация астматолом, холинолитическим спазмолитиком, обладающим также центральным стимулирующим действием), проявляющийся гипоманиакальным состоянием, перерастающим в делириозное помрачение сознания. Длительность психоза от 1 до 3 суток.

Психоз атропиновый – острый психоз, вызванный передозировкой атропина и атропипсодержащих препаратов.

Например, при лечении атропиновыми комами (методом, который ныне не используется).

Типичным является делириозный психоз (с устрашающими  зрительными, а также слуховыми тактильными галлюцинациями) с последующим переходом в коматозное состояние. Длительность психоза 2-3 суток.

Психоз аффективный – психотические состояния с преобладанием маниакального и депрессивного синдромов (Zihen, 1911).

Имеются в виду маниакально-депрессивный психоз, инволюционная меланхолия, функциональные психозы позднего возраста с аффективными нарушениями. Психогенная депрессия рассмативается отдельно, как и аффективные психозы в понимании K.

Kleist (ажитированный психоз страха, ступорозная депрессия страха, ажитированно-ступорозные психозы страха).

Психоз аффективный монополярный – эндогенный аффективный психоз, проявляющийся только маниакальными или исключительно депрессивными фазами, разделёнными «светлыми промежутками», то есть интермиссиями.

По мнению K. Leonhard (1959), является атипичной формой МДП или циклоидным психозом.

Монополярная депрессия ныне (МКБ-10) обозначается термином «рекуррентное депрессивное расстройство), монополярная мания специальной рубрики не имеет.

Психоз аффективный органический – неблагоприятно протекающие аффективные психозы, характеризующиеся появлением смешанных аффективных состояний, присоединением кататонических явлений или чередованием с онейроидными состояниями, а также наличием признаков органического повреждения головного мозга (Хвиливицкий, 1959). Ныне (МКБ-10) рассматриваются как «органические (аффективные) расстройства настроения», с «предположительно прямой обусловленностью церебральным или физическим расстройством».

Психоз биполярный – эндогенное аффективное расстройство настроения с чередованием депрессивных и маниакальных фаз (различными конфигурациями такого чередования: примерно равное соотношение приступов депрессии и мании, преобладание частоты одной из фаз, разные виды последовательности смены афффективных фаз).

Читайте также:  Нигилизм правовой, социальный - суть, понятие, формы

Психоз Брайта (Bright, 1827) – общее название симптоматических психозов, развивающихся при выраженной почечной недостаточности и уремии. Проявляются делириозными и аментивными психотическими состояниями. Синоним: Уремический психоз.

Психоз бредовый – общее название психотических состояний с преобладанием бредового расстройства (паранойя, параноид, галлюцинаторно-параноидный синдром, парафрения, инволюционный или старческий параноид, инволюционная или старческая парафрения, психогенный параноид).

Психоз бромистый – острое психотическое состояние, вызванное бромистой интоксикацией. Характерны нарушения сознания (делирий, оглушение сознания), картина псевдопаралича, корсаковский синдром.

Психоз бруцеллёзный – психотические состояния при нейробруцеллёзе. В острой стадии болезни это синдромы спутанного сознания (делирий, сумеречное состояние, аменция) и эпилептический синдром, в подострой  или хронической стадии – депрессия, мания, в послудующем формируется психорганический синдром, включая характеропатический вариант последнего.

Психоз галлюцинаторно- параноидный – характеризуется преходящим, затяжным или хроническим синдромом психического автоматизма Кандинского-Клерамбо эндогенного, органического или смешанного происхождения.

Психоз генеративный – общее название психотических состояний, возникающих в период беременности или в первые недели (по некоторым данным, месяцы) после родов.

Психоз гепатогенный – общее название синдромов психической патологии, вызванных патологией печени (в диапазоне от астенического синдрома до эпилептических припадков и коматозного состояния).

Психоз гиперкинетический – см. Психоз двигательный.

Психоз гипертонический – общее название психотических состояний при гипертонической болезни (гипертонический криз, пред- и постинсультные состояния). Обычно наблюдаются оглушение сознания, синдромы спутанного сознания (делирий, сумеречное состояние, аменция), судорожный синдром.

Психоз гипоксемический – общее название психических нарушений при гипоксии головного мозга. Острая гипоксия сопровождается синдромами спутанного сознания, судорожным синдромом, оглушением сознания. При длительной гипоксии наблюдаются затяжные астено-депрессивные состояния, эмоционально-лабильное расстройство, слабодушие, адинамия.

Психоз гриппозный – общее название психических нарушений при гриппе, вызванные интоксикацией и/или энцефалитом (последнее встречается относительно редко). В острой стадии болезни на 3-7 сутки появляются двигательные, чувствительные расстройства, оглушение сознания вплоть до комы.

На фоне оглушения наблюдаются эпизозы психомоторного возбуждения с обманами восприятия. Далее могут возникать аффективные расстройства, дисмнестические явления, астения. При сверхострых формах энцефалита наступают отёк мозга и нарушения сердечно-соссудистой деятельность, чреватые летальным исходом.

Назад   Продолжение

Вернуться к Содержанию

Источник: https://psyclinic-center.ru/biblioteka-kliniki/tolk-slovar-terminov-psikhiatrii/psih-psih-0

Реактивные (психогенные) параноиды / Каталог заболеваний

 

Реактивные параноиды представляют собой сборную группу весь­ма различных по клиническим проявлениям психогенных бредо­вых психозов. В психиатрической практике они встречаются до­вольно редко. История изучения реактивных параноидов во многом связана с динамикой воззрений на реактивное бредообразование.

Основываясь на конкретных условиях возникновения данного типа реакции, большинство исследователей относят их к «полиге­ниям» [Гиляровский В. А.

, 1946] и подчеркивают, что, помимо основной причины — психогенных факторов, большая роль в раз­витии психоза принадлежит целому ряду дополнительных усло­вий — своеобразию почвы, на которую эти факторы падают, вклю­чая как личностные и конституциональные особенности (сенситивность, тревожность, мнительность и т. п.

), так и особенности сома­тического преморбида, наличие специфического комплексного по своему составу характера психотравмирующей вредности, связан­ного со спецификой той или иной ситуации (условия заключения, военная обстановка, иноязычная среда и пр.). Это, естественно, накладывает отпечаток на клиническую симптоматику реактивно­го психоза.

Принято выделять ряд форм реактивных бредовых психозов.

 РЕАКТИВНОЕ ПАРАНОЙЯЛЬНОЕ БРЕДООБРАЗОВАНИЕ. Психотические состояния отличаются паранойяльной структурой со сверхценными или бредовыми образованиями, не выходящими за рамки травмирующих обстоятельств. Чаще всего они приоб­ретают форму сутяжного бреда, бреда ревности, изобретательства, ипохондрического или преследования.

При паранойяльной структуре реактивного психоза больные подозрительны, насторожены, тревожны. Бред носит интерпретативный характер; во всем остальном, не связанном с болезненными переживаниями, отмечаются внешняя упорядоченность поведения больных.

Тематика бреда психологически понятна и обычно свя­зана с конкретными событиями и трудностями в жизни больного, причинением ему того или иного вреда, обиды. Бредовые идеи до­минируют в сознании больных, но на начальных этапах они еще поддаются разубеждению.

Длительность реактивного паранойяль­ного психоза связана с характером психотравматизирующей ситуа­ции.

Психоз может быть кратковременным (острая параной­яльная реакция) в случае быстрого разрешения конфликта и, напротив, при длительной психотравмирующей ситуации прини­мает затяжное течение с перерастанием в патологическое параной­яльное развитие (параноические реакции, по А. Н. Мо-лохову, 1934), чему обычно способствуют определенные преморбидные особенности личности (психопатия паранойяльного или шизо­идного круга).

РЕАКТИВНЫЕ БРЕДОВЫЕ ПСИХОЗЫ. В непривычной обстановке при необходимости сверхтрудной адаптации, например в условиях судебно-следственной ситуации, после ареста, особенно в условиях одиночного заключения, в военной обстановке, могут возникать реактивные параноиды.

Но они могут развиваться и в условиях внезапной изоляции (например, при завале в шахте), у тугоухих, в иноязычной обстановке, при длительном переезде в тя­желых условиях и др. П. Б.

Ганнушкин (1933), касаясь условий формирования психогенных параноидов, указывал на две ситуа­ции, которые больше всего способствуют их развитию: 1) нахож­дение под подозрением в совершении какого-нибудь проступка или преступления, 2) изолированное положение в совершенно чуждой среде. По мнению П. Б.

Ганнушкина, при наличии сколько-нибудь выраженных астенических черт (неуверенность, тревожность) у человека, имеющего за собой какие-нибудь подлежащие скрытию обстоятельства, очень легко развиваются опасения слежки, подгля­дывания, подслушивания и т. д. Естественно, что там, где уже воз­никает реальная непосредственная опасность, особенно у людей скрытных, подозрительных, эмоционально неустойчивых, легко развивается и настоящий параноид.

Реактивные бредовые психозы без галлюцинаторных проявле­ний весьма редко встречаются в практике как общей, так и судеб­ной психиатрии. Такие состояния могут развиваться остро или подостро.

Психопатологическая картина острого реактивного параноида весьма типична. Обращают внимание простота, особая аффектив­ная насыщенность и образность бреда, возникающего на фоне вы­раженного страха, тревоги, растерянности.

Чаще всего возникает бред преследования, отношения, воздействия, особой значимости. Как правило, в тематике бреда находит отражение психотравмирующая ситуация.

В одних случаях это угроза физическому суще­ствованию — опасение внезапной гибели, жестокой расправы, в других — угроза чести, достоинству, морально-нравственный ущерб больному, его близким.

Развитию острого психотического состояния предшествует ко­роткий в течение нескольких часов продромальный период с харак­терным чувством глухой тревоги, опасением неизбежной беды, ожи­данием чего-то плохого. Отмечаются явления дереализации, лож­ного узнавания.

Больные заявляют, что все кругом «подстроено», что-то против них замышляется, окружающие переглядываются, перешептываются. На фоне нарастающей тревоги и подозрительно­сти у больных внезапно возникает ощущение смертельной опасно­сти.

В окружающих лицах они видят своих врагов, которые замыш­ляют убийство, расправу, казнь. Возможны также слуховые и зри­тельные галлюцинации устрашающего характера, которые отража­ют содержание бредовых идей. Голоса сообщают больному о том, что предпринимают против него мнимые враги, угрожают ему.

На­строение тревожно-тоскливое. Больные возбуждены, в страхе мечутся, пытаясь скрыться от преследователей, нападают на мни­мых врагов, совершают суицидальные попытки, чтобы не попасть к ним в руки.

Заболевание протекает остро, через несколько дней после госпитализации психотическое состояние исчезает. Однако еще на протяжении 2—3 нед. на фоне постреактивной астении мо­жет наблюдаться резидуальный бред.

Психотравматизирующая роль новой, непривычной для лично­сти ситуации, с наплывом внешних впечатлений, создающих атмос­феру беспокойства, неуверенности, тревожности, особенно отчет­ливо была выявлена в исследованиях Е. А. Попова (1931) и С. Г. Жислина (1934, 1956) при описании так называемых же­лезнодорожных параноидов.

Они развиваются у тран­зитных пассажиров, находящихся по нескольку суток в дороге.

И хотя предрасполагающими факторами для возникновения ука­занной формы острых бредовых психозов являются физическое пе­реутомление, нерегулярное питание, лишение сна, нередко сопутст­вующие длительному железнодорожному путешествию, основным патогенным фактором при них является психогенный — обстановка железной дороги с присущими ей волнениями по поводу отъездов и пересадок, суетой больших вокзалов с передвигающимися и спе­шащими в разных направлениях массами людей, непривычным окружающим шумом, обрывками чужих разговоров, криками, ча­стым дефицитом информации, порождающими чувство тревоги и неуверенности.

Клиническая симптоматика психоза по существу не отличается от картины описанного выше острого параноида, но отражает спе­цифику железнодорожной ситуации.

Больные замечают на себе внимание окружающих, соседи по вагону ведут себя необычно, пе­реглядываются, шепчутся, делают друг другу какие-то знаки. Вско­ре больные начинают понимать, что это — шайка воров или банди­тов, замышляющих ограбление или убийство.

С целью спастись от «преследователей» больные в страхе выскакивают на ходу из поез­да, раздают свои деньги и вещи, обращаются к представителям власти, миллиционерам, военным за помощью.

К группе параноидов внешней обстановки относятся и пара­ноиды военного времени.

Наряду с факторами «ослаб­ленной» почвы, обусловленной предшествующими контузиями и ранениями, большое значение для их возникновения имеет ситуа­ция военных действий с постоянной опасностью и угрозой для жизни — обстрелы и бомбежки, грохот взрывов, гибель товарищей, движущиеся колонны транспорта, внезапное появление незнако­мых лиц [Снежневский А. В., 1943]. Ф. И. Иванов (1970) подчер­кивает, что психогенные параноиды военного времени обязаны своим происхождением не столько конкретным переживаниям ситуации непосредственной угрозы для жизни, что, разумеется, нельзя полностью исключить, сколько длительному воздействию на психику факторов боевой обстановки, поддерживающих состояние тревоги. В психопатологическом плане в этих случаях речь идет об острых параноидных состояниях, в структуре которых наблюдается характерное сочетание бредовых идей преследования, отношения и самообвинения с напряженным депрессивно-тревожным аффек­том. В содержании бредовых идей находит отражение психотравмирующая ситуация. Так, больные опасаются нападения противника, принимают окружающих людей за солдат неприятеля, переживают обстановку пленения. Другие заявляют, что они виновны в гибели людей, называют себя предателями, шпионами. Раненые, попав­шие в новую для них обстановку госпиталя, высказывают идеи ви­новности, называют себя дезертирами, симулянтами, умышленно причинившими себе увечья [Сухарева Г. Е., 1943; Гиляров­ский В. А., 1946]. Впечатления переживаемых событий и бредовые идеи полностью определяют поведение больных. Они в страхе мечутся, куда-то бегут, совершают суицидальные поступки.

На клиническую картину психогенного параноида, возникающего в условиях заключения, накладыва­ют отпечаток своеобразие психической травмы, связанной с арес­том, страх перед предстоящим судом, опасение наказания, беспо­койство за свою судьбу, судьбу близких.

Заболевание протекает более длительно, чем описанные выше формы психогенных параноидов, и чаще всего приобретает форму галлюцинаторно-параноидного психоза [Фелинская Н. И., 1968; Иммерман К. Л., 1969].

Читайте также:  Символдрама - техники в психологии и психотерапии

В центре бредовых переживаний наряду с идеями особой зна­чимости, отношения, преследования находятся идеи осуждения и воздействия.

Во взглядах окружающих больные читают себе при­говор, всеобщее внимание приковано к ним, о них говорят по радио, пишут в газетах, им приписывают тягчайшие преступления.

Окру­жающие намекают, что они предатели, изменники, выдали государ­ственную тайну, убеждены, что за это их будут судить или уже готовят к казни, но не боятся смерти, так как лучше казнь, рас­стрел, чем жить дальше в таком состоянии.

Больные тяжело пере­живают чувство открытости, когда все их помыслы становятся известными окружающим. Они заявляют, что следователи, судьи, помимо их воли, заставляют «раскручивать воспоминания», думать о давно забытых поступках, с помощью специальной аппаратуры, гипноза следят за их поведением.

Характерно наличие галлюцинаций, чаще всего слуховых, реже зрительных. Их содержание аффективно окрашено и, так же как содержание бредовых идей, отражает психотравмирующую ситуа­цию и соответствует опасениям больного.

Голоса воспринимаются как звучащие извне, принадлежащие знакомым, родственникам, соучастникам правонарушения, судьям, прокурору и часто в виде диалога обсуждают поведение больного.

Одни осуждают, указывая на якобы совершенные больным преступления, угрожают тяжелым наказанием, иногда обсуждают между собой, какую из казней луч­ше применить, другие, напротив, оправдывают, указывают на смягчающие обстоятельства. Больные слышат голоса родных, плач детей, которые просят о помощи.

Иногда отмечаются слуховые псевдогаллюцинации, обычно сво­дящиеся к «мысленному» разговору, «заочному допросу», которые проводят следователи, судьи. Они упрекают больных в неблаговид­ных поступках, указывают на компрометирующие стороны их жизни.

Иногда бред приобретает характер так называемого бреда без вины виноватого, описанного у больных с депрессивно-параноид­ными реакциями военного времени Г. Е. Сухаревой (1943).

Боль­ные говорят о несправедливо выдвинутых против них обвинениях и со слезами на глазах пытаются себя оправдать.

В других случаях больные утверждают, что в связи с их большими заслугами след­ствие прекращено, они оправданы, слышат, как оглашается реше­ние суда о помиловании.

Течение в большинстве случаев благоприятное, помещение больных в стационар быстро приводит к обратному развитию забо­левания.

Индуцированные реактивные параноиды развиваются в резуль­тате тесного общения с индуктором психотического состояния. Как правило, такое общение имеет яркий аффективный фон.

К форми­рованию у реципиента психоза предрасполагают глубокие личностно-психологические связи с индуктором, условия относительной социальной изоляции с недостатком обычных внешних раздражи­телей ж источников информации.

Большую роль в возникновении такого состояния играют также психические особенности реципи­ента — умственное недоразвитие, психопатическая структура лич­ности, сопровождаемые повышенной внушаемостью, склонностью к тревожно-депрессивным состояниям. Определенное значение име­ют и недостаточный культурный уровень, особенности воспитания, религиозность.

Тематика индуцированных психозов в большинстве случаев связана с обыденными событиями и отражает идеи преследования, отравления, эротические или сутяжные переживания. Критическое отношение к переживаниям индуктора и своим собственным отсут­ствует. Индуцируемый больной под влиянием индуктора может становиться возбужденным, испытывать страх, совершать общест­венно опасные поступки.

Индуцированные реактивные психозы обычно проходят при из­менении ситуации, изоляции больного от индуктора.

Источник: http://www.medicus.ru/handbook/disease/reaktivnye-psihogennye-paranoidy.phtml

Параноидный синдром :: Симптомы, причины, лечение и шифр по МКБ-10

Тяжелые осложнения психофармакотерапии у взрослых

  1. Описание
  2. Симптомы
  3. Причины
  4. Лечение
  5. Медицинские услуги

      Параноидный синдром.

      Параноидный синдром (галлюцинаторно-параноидный, галлюцинаторно-бредовой синдром) — сочетание интерпретативного или интерпретативно-образного бреда преследования (отравления, нанесения физического или морального вреда, уничтожения, материального ущерба, слежки), с сенсорными расстройствами в форме психических автоматизмов и (или) вербальных галлюцинаций.

      Систематизация бредовых идей любог содержания колеблется в очень широких границах. Если больной говорит о том, в чем заключается преследование (ущерб, отравление ), знает дату его начала, цель, испол зуемые с целью преследования (ущерба, отравления ) средства, основания и цели преследования, его последствия и конечный результат, то речь идет о систематизированном бреде. В одних случаях больные достаточно подробно говорят обо всем этом, и тогда не составляет особого труда судить о степени систематизации бреда. Однако значительно чаще параноидному синдрому сопутствует та или иная степень недоступности. В этих случаях о систематизации бреда можно судить лишь по косвенным признакам. Так, если преследователей называют они , не конкретизируя, кто именно, а симптом преследуемого-преследователя (если он существует) проявляется миграцией или пассивной обороной (дополнительные замки на дверях, осторожность, проявляемая больным при приготовлении пищи ) — бред скорее систематизирован в общих чертах. Если говорят о преследователях и называют конкретную организацию, а тем более имена определенных лиц (бредовая персонификация), если существует симптом активного преследуемогопреследователя, чаще всего в форме жалоб в общественные организации, — речь, как правило, идет о достаточно систематизированном бреде. Сенсорные расстройства при параноидном синдроме могут ограничиться одними истинными слуховыми вербальными галлюцинациями, достигающими часто интенсивности галлюциноза. Обычно такой галлюцинаторно-бредовой синдром возникает в первую очередь при соматически обусловленных психических болезнях. Усложнение вербальных галлюцинаций в этих случаях происходит за счет присоединения слуховых псевдогаллюцинаций и некоторых других компонентов идеаторного психического автоматизма — разматывания воспоминаний , чувства овладения, наплыва мыслей — ментизма.       При шизофрении в структуре сенсорного компонента параноидного синдрома доминирует психический автоматизм ( ниже), в то время как истинные вербальные галлюцинации отступают на второй план, существуют лишь в начале развития синдрома или же отсутствуют овсе. Психический автоматизм может ограничиться развитием лишь идеаторного компонента, в первую очередь эхо-мыслей , сделанных мыслей , слуховых псевдогаллюцинаций. В более тяжелых случаях присоединяются сенсорные и моторные автоматизмы. Как правило, при усложнении психический автоматизм сопровождается появлением бреда психического и физического воздействия. Больные говорят о воздействии со стороны на их мысли, физические отправления, о действии гипноза, специальных аппаратов, лучей, атомной энергии.       В зависимости от преобладания в структуре галлюцинаторно-бредового синдрома бреда или сенсорных расстройств выделяют бредовой и галлюцинаторный его варианты. При бредовом варианте бред обычно систематизирован в большей степени, чем при галлюцинаторном, реди сенсорных расстройств преобладают психические автоматизмы и больные, как правило, или малодоступны, или недоступны совсем. При галлюцинаторном варианте преобладают истинные вербальные галлюцинации. Психический автоматизм остается зачастую неразвернутым, и у больных всегда можно выяснить те или иные особенности состояния, полная недоступность здесь скорее исключение. В прогностическом отношении бредовой вариант обычно хуже галлюцинаторного.       Параноидный синдром, особенно в бредовом варианте, нередко представляет собой хроническое состо ние В этом случае его появлению часто предшествует исподволь развивающийся систематизированный интерпретативный бред (паранойяльный синдром), к которому чер з значительные промежутки времени, нередко спустя годы, присоединяются сенсорные расстройства. Переход паранойяльного состояния в параноидное обычно сопровождается обострением болезни: появляется растерянность, двигательное возбуждение с тревогой и страхом (тревожно-боязливое возбуждение), различные проявления образного бреда.       Такие расстройства продолжаются дни или недели, а затем устанавливается галлюцинаторно-бредовое состояние.       Видоизменение хронического параноидного синдрома происходит или за счет появления парафренных расстройств, или за счет развития так называемой вто ичной, или последовательной, кататонии.       При остром параноидном синдроме образный бред преобладает над инте претативным. Систематизация бредовых идей или отсутствует, или же существует лишь в самом общем виде. Всегда наблюдается растерянность и выраженные аффективные расстройства, преимуществе но в форме депрессии, напряженной тревоги или страха.       Изменяется поведение. Нередко возникает двигательное возбуждение, импульсивные действия. Психические автоматизмы обычно ограничиваются идеаторным компонентом; истинные вербальные галлюцинации могут достигать интенсивности галлюциноза. При обратном разви ии острого параноидного синдрома нередко длительно сохраняется отчетливый депрессивный или субдепрессивный фон настроения, иногда в сочетании с резидуальным бредом.       Расспрос больных с параноидным синдромом, так же как и больных с другими бредовыми синдромами (паранойяльным, парафренным) ( ниже), часто представляет большие трудности из-за их недоступности. Такие больные подозрительны, говорят скупо, как бы взвеши ая слова неопределенно. Заподозрить существование недоступности позволяв типичные для таких больных высказывания ( зачем говорить об этом, там все написано, вы знаете и я знаю, вы же физиономист, давайте поговорим о чем-нибудь другом ). При полной недоступности больной не говорит не только о имеющихся у него болезненных расстройствах, но и о событиях своей обыденной жизни. При неполной доступности больной нередко сообщает о себе подробные сведения, касающиеся бытовых вопросов, но тотчас замолкает, а в ряде случаев становится напряженным и подозрительным при вопросах — прямых или косвенных, касающихся его психического состояния. Такая диссоциация между тем, что больной сообщил о себе вообще и как он реагировал на вопрос о своем психическом состоянии, всегда позволяет предполагать малую доступность постоянный или же очень частый признак бредового состояния.

Читайте также:  Гомофобия - причины, диагноз, борьба с гомофобией

      Во многих случаях для получения от бредового больного необходимых сведений его следует разговорить на темы, не имеющие прямого отношения к бредовым переживаниям. Редкий больной во время такого разговора случайно не обронит какой-либо фразы, имеющей тношение к бреду.

Такая фраза зачастую имеет, казалось бы, самое обыденное содержание ( да что там говорить, живу хорошо, вот только с соседями не совсем повезло. ).

Если врач, услышав подобную фразу, сумеет задать уточняющие вопросы бытового содержания, очень вероятно, что он получит сведения, являющиеся клиническими фактами.

Но даже если в результате расспроса врач не получает конкретных сведений о субъективном состоянии больного, он по косвенным признакам почти всегда может сделать вывод о существовании недоступности или малой доступности, т. Е. О наличии у больного бредовых расстройств.

      Параноидный синдром чаще всего встречается при эндогенно-процессуальных заболеваниях. Параноидным синдромом проявляются многие психические заболевания: алкоголизм(алкогольный параноид), предстарческие психозы (инволюционный параноид), экзогенные (интоксикационный, травматический параноид) и психогенные нарушения (реактивный параноид), эпилепсия(эпилептический параноид).

      Применяют комплексную терапию, на основе болезни, которая вызвала синдром. Хотя, например, во Франции, существует синдромологический тип лечения.       1. Легкая форма: аминазин, пропазин, левомепромазин 0,025-0,2; этаперазин 0,004-0,1; сонапакс (мелерил) 0,01-0,06; мелерил-ретард 0,2;       2. Средняя форма: аминазин, левомепромазин 0,05-0,3 внутримыщечно 2-3 мл 2 раза в день; хлорпротиксен 0,05-0,4; галоперидол до 0,03; трифтазин (стелазин) до 0,03 внутримышечно 1-2 мл 0,2 % 2 раза в день; трифлуперидол 0,0005-0,002;

      3. Аминазин (тизерцин) внутримышечно 2-3 мл 2-3 в день или внутривенно до 0,1 галоперидол или трифлуперидол 0,03 внутримышечно или внутривенно капельно 1-2 мл; лепонекс до 0,3-0,5; мотидел-депо 0,0125-0,025.

Источник: https://kiberis.ru/?p=31448

Алкогольный параноид: виды, диагностика, симптомы и признаки

Алкогольный параноид (или бред) стоит на третьем месте среди всех алкогольных психозов, после белой горячки и галлюцинозов.

Такой диагноз получают 10-25% пациентов, попадающих в клинику с психозами на почве алкоголизма. Долгое время параноид не считался самостоятельным заболеванием.

Но сегодня он признан серьезнейшим расстройством, которое требует немедленной госпитализации и долгой восстановительной терапии.

Алкогольный параноид — причины и клиническая картина

Алкогольный параноид – это одна из разновидностей алкогольного психоза, основной признак которого – сильнейший бред преследования.

Единственная причина такого психоза – злоупотребление алкоголем. Расстройство обычно возникает у людей только на второй-третьей стадиях алкоголизма, основная часть пациентов – лица, постоянно принимающие спиртное больше 7-8 лет.

Самый большой риск развития алкогольного параноида – у людей, ежедневно употребляющих 0,5-1,5 литра водки. Намного реже бред начинается у алкоголиков, выпивающих 200-300 мл в сутки.

Также существует несколько групп риска – параноид чаще диагностируют у алкоголиков, перенесших травму головы, имеющих тяжелую наследственность и у больных с эпилептоидной психопатией.

Клиника алкогольного параноида складывается из 3 основных явлений. Это аффективные расстройства (резкие перепады настроения), чувственный (образный) бред и неадекватное поведение.

Разновидности

Алкогольный параноид диагностируют исключительно у алкоголиков «со стажем» Развивается он или в состоянии опьянения, после долгого запоя, или во время тяжелого абстинентного синдрома. Второй случай встречается чаще всего – обычно бред преследования начинается именно в период мучительного похмелья.

Длительность заболевания и его течение во многом зависят от формы психоза. Ученые выделяют 3 основные разновидности алкогольного бреда.

Абортивный

Длится от 3 часов до суток, начинается в основном в состоянии алкогольного опьянения. Сначала появляются аффективные расстройства (плохое настроение, чувство тревоги, потом страха), которые резко перерастают в бред преследования.

Острый

Длится от 2 до 25 дней и диагностируется чаще всего. Такая форма психоза развивается только во время похмелья. Сначала появляются продромальные явления, которые длятся несколько дней.

Это классические абстинентные симптомы – подавленное настроение, проблемы со сном и аппетитом, аритмия, дрожание конечностей, чувство тревоги, растерянности и т.д.

Вскоре растерянность перерастает в сильный страх, начинается бред, иногда – галлюцинации.

Затяжной

Такой психоз может затягиваться от 1,5-2 месяцев до нескольких лет.

Начинается он как типичный острый алкогольный параноид, но со временем чувство страха ослабевает, на смену приходит стабильно пониженно-тревожное настроение.

Меняется специфика бреда – мотивы и подозрения алкоголика становятся более логичными и избирательными. Такая форма алкогольного расстройства часто протекаетс периодическими рецидивами, которые длятся по нескольку месяцев.

Некоторые наркологи и психиатры разделяют затяжной алкогольный параноид на подострый (длится до 6 месяцев) и хронический (от 6 месяцев до нескольких лет).

Симптомы и признаки

Признаки алкогольного параноида похожи для всех разновидностей заболевания, единственное различие – растянутость их во времени. Спровоцировать первый приступ параноида у алкоголика может очень длинный запой или резкое увеличение дозы спиртного.

Самый первый этап психоза – это абстинентные симптомы (соматовегетативные признаки, бессонница и кошмары, плохое настроение). Затем на смену приходят аффективные расстройства. Появляется мучительная тоска, необоснованная тревога, страх, который стремительно перерастает в панику.

Вскоре развивается алкогольный бред, который может принимать разные формы:

  • бред преследования (самая частая форма);
  • бред отношения;
  • бред ревности;
  • бред самообвинения;
  • бред отравления и др.

На первом этапе психоза могут начаться галлюцинации – слуховые и зрительные, длятся они не дольше 1-2 дней. Основным признаком алкогольного параноида всегда остается бред, который основан на единственной мысли – о том, что больному грозит физическая расправа.

Алкоголик убежден, что его хотят убить, причем совершенно конкретным способом – отравить, зарезать, повесить, застрелить, четвертовать, подвергнуть пыткам и т.д. Иногда пациент считает, что опасность грозит также членам его семьи.

Источником опасности обычно являются конкретные люди – друзья, соседи, случайно встреченные люди на улице. При бреде ревности это может быть жена, которая мечтает уйти к любовнику; если начинается бред самоосуждения, то больной уверен, что он сильно провинился и сам заслужил смерть.

Если подключается бред отношений, то человеку кажется, будто все люди заранее относятся к нему с презрением или ненавистью, специально устраивают разные гадости.

Течение алкогольного бреда традиционно сопровождается сильнейшим чувством страха. Больной постоянно совершает импульсивные действия: пытается убежать, хватает людей за руки, просит о помощи, громко кричит, прячется в квартире, на чердаках, в канализационных люках и др.

Дифференциальная диагностика

Один из самых сложных моментов в терапии алкогольного параноида возникает еще на стадии диагностики. Нередко бывает сложно разграничить алкогольный психоз и параноидную шизофрению, осложненную алкоголизмом. Самые тяжелые случаи – когда пациент страдает шизотипическим расстройством на фоне алкоголизма, при котором изменения личности довольно незначительны.

Чтобы поставить верный диагноз, необходимо собрать полный анамнез заболевания. Если психоз у человека не связан с запоем, похмельем или появляется на ранней стадии алкоголизма, речь идет о параноидной шизофрении.

Существует еще несколько признаков, по которым можно четко разграничить два расстройства:

Алкогольный параноид
Параноидная шизофрения на фоне алкоголизма
Всегда формируется на почве обострения алкоголизма – во время запоя или мощного абстинентного синдрома Явной клинической картины алкоголизма нет, абстинентный синдром не выражен
Диссоциации (раздвоения) в поведении нет, зато есть признаки антисоциального поведения, больной провоцирует ссоры и конфликты Открытых конфликтов практически нет, наблюдается раздвоение личности
Пациент резок и груб в общении, может быть жесток по отношению к близким, особенно в приступе ревности Основные черты – отстраненность, отчужденность, подозрительность, эмоциональная холодность к близким
Бредовые идеи очень конкретны, основаны на страхе или ревности, всегда логически обоснованы. Галлюцинации редкие и очень простые Бредовые мысли часто изменяются, не поддаются никакой логике, все идеи очень странные. Галлюцинации постоянные, тесно связаны с бредом
После приступа психоза у алкоголиков полностью восстанавливается эмоциональная сфера, часто они с юмором относятся к своим бредовым мыслям У больных шизофренией наблюдаются явные эмоциональные расстройства – снижается интерес к окружающему, развиваются и нарастают проблемы с мышлением

Лечение

Лечение алкогольного параноида проводится исключительно в стационарных условиях. При легких формах психоза после госпитализации и снятия первых симптомов пациент может наблюдаться и лечиться амбулаторно. При тяжелых – больного на несколько дней оставляют в стационаре.

Медикаментозное лечение проводится несколькими группами препаратов:

  • нейролептики;
  • транквилизаторы;
  • антидепрессанты;
  • витамины и др.

Сразу после госпитализации требуется внутривенное введение препаратов-нейролептиков для снятия страха и устранения нарушений поведения (хлорпромазин, галоперидол, диазепам). Если приступы бреда сочетаются с подавленным настроением, назначаются антидепрессанты. Выписка из стационара возможна только после полного исчезновения бредовых идей и признаков агрессии.

После устранения основных симптомов психоза необходимо комплексное лечение алкоголизма, чтобы исключить рецидивы. Это работа с психотерапевтом, группы анонимных алкоголиков и др.

Алкогольный параноид обычно не имеет тяжелых последствий и не провоцирует изменения личности – при условии, что курс лечения был пройден полностью и больной больше не злоупотребляет спиртным.

Если же пациент продолжает регулярно алкоголь, на фоне перенесенного параноида могут развиться галлюцинозы и затяжные психозы.

Источник: http://gidmed.com/narkologiya/alcogolizm/alkogolnij-paranoid.html

Ссылка на основную публикацию