Антиципация, механизм и примеры антиципации в психологии

Основные направления исследований психологии мышления в капиталистических странах

Антиципация, механизм и примеры антиципации в психологии. . .

В теории промежуточных переменных как связи двигательных реакций со стимулами нет места принципу сигнальности — важнейшему принципу условнорефлекторной деятельности.

Эта теория не учитывает тот факт, что, реагируя в ответ на наличный раздражитель, живое существо предвосхищает своей реакцией действие другого объекта, сигнализируемого первым, и подготавливает свое поведение к будущим событиям.

Как доказал своими опытами Толмен, животные, приобретая индивидуальный опыт, получают знания о том, что одни из стимулов являются сигналами или знаками приближения других.

Подвергнувшись критике со стороны необихевиористской школы E.

Толмена, Халл, Спенс и другие защитники теории промежуточных переменных как связи двигательных реакций со стимулами попытались дать свое объяснение фактам антиципации.

Отвергая интерпретацию Толмена, который предложил считать основой промежуточных переменных связь «стимул-стимул», а не «стимул — реакция», они выдвинули теорию «знаний» и «идей».

В качестве основы знаний, образующихся у живых существ, принимается стимуляция деятельности организма его же собственными реакциями. Предположим, пишет Халл, в окружающем мире существует последовательность стимулов. Каждый стимул вызывает в организме ответную реакцию. Эта ответная реакция в свою очередь стимулирует организм.

Стимул от каждой реакции, совпадая с действием внешнего стимула, приобретает способность вызывать реакцию еще до того, как начнет действовать тот или иной элемент цепи. В результате в организме формируется цепь реакций, «субъективная параллель событий физического мира», по выражению Халла.

Организм приобретает возможность реагировать на явления, которые еще не наступили. Такое предвосхищение — необходимый элемент всякого знания. «Последовательность явлений, — заключает Халл, — вызывает параллельную последовательность реакций в организме.

Организм, таким образом, приобрел такую внутреннюю функциональную копию последовательности, развертывающейся во внешнем мире, которая представляет собой некоторый род знания»202.

202 С.L. Hull. Knowledge and purpose as habit mechanisms. —  Psychological Review , 1930; v. 37. N 6, p. 523.

Тем самым бихевиоризм снова снимает проблему образного отражения мира, проблему познания различных свойств и качеств вещей. Живое существо может знать лишь собственные реакции, а не внешний мир.

Практика и деятельность из необходимого средства познания мира становятся непреодолимой стеной между организмом и объективной действительностью.

В этом проявляется инструментализм Дьюи: идеи как инструменты приспособления к окружающей среде якобы представляют собой не что иное, как предвосхищающие приспособительные сокращенные реакции.

С точки зрения бихевиоризма, такие «знания» являются промежуточными переменными, регулирующими совместно с внешними воздействиями поведение живого существа.

Халл пытается также раскрыть механизм намерений, направляющих идей, вводя с этой целью в свою теорию понятия «чисто стимульных актов» и «частичных антиципирующих реакций». Содержание первого понятия можно пояснить на следующем примере. В лесу животное слышит грозный рев приближающегося хищника.

Животное останавливается, оглядывается в поисках убежища и, не найдя, мчится прочь. В этом случае все реакции, за исключением так называемых эмоциональных, имеют инструментальную функцию: они являются способами избежать опасности.

Эмоциональные реакции не имеют такого инструментального значения, однако поступающие от них стимулы начинают служить регуляторами двигательных реакций, они становятся носителями знаний о грозящей опасности. Халл их и называет — «чисто стимульными актами».

Формирование таких актов Халл разъясняет на примере поведения животного в лабиринте, ведущем к корму. Пищевая реакция связывается по механизму условного рефлекса сначала с кормушкой, а затем и с общим помещением лабиринта.

В результате уже при входе в лабиринт у животного возникает слабая секреторная условная реакция, выполняющая функцию «знания» животным количества и качества корма, который находится в конце лабиринта. Халл ее и называет частичной антиципирующей реакцией.

«Чисто стимульным актом» она делается благодаря тому, что поступающие от нее в центральную нервную систему стимулы, сочетаясь с внешними раздражителями, становятся условными агентами локомоторных реакций животных.

Халл отмечает, что частичная антиципирующая реакция является «актом, единственной биологической функцией которого является функция порождения стимула для контроля другого действия, обладающего более непосредственной адаптивной значимостью»203.

Введение подобного понятия позволяет, по мысли Халла, отбросить попытки интроспективной психологии объяснить действие идей как особых психических сущностей на деятельность организма. Ведь частичные антиципирующие реакции — что то, что обычно называлось «направляющими идеями»204. Являясь физическими, «они в то же время занимают самую цитадель умственного»205.

Обозначая частичную антиципирующую реакцию символом Rg, а порождаемую ею стимуляцию знаком Sg, Халл пишет: «Механизм Rg — Sg ведет строго логическим Образом к тому, что раньше рассматривалось как самая суть психики: интерес, планирование, предвидение, знание заранее, ожидание, намерение и т. п.»206. По мысли Халла, введение частичных антиципирующих реакций позволяет преодолеть уотсоновское представление о живом организме как пассивном реагенте на внешние стимулы. Индивид, пишет Халл, становится относительно свободным от наличной ситуации, реагируя на «не-здесь» и «не-теперь». Он обретает внутреннюю динамику и выходит за пределы навыка в его обычном понимании207.

203 С.L. Нull. Conditioning: outline of a systematic theory of learning. — In:  41st Yearbook of National Society for the Study of Education , 1942, Part II, p. 90.

204 С.L. Hull. Goal attraction and directing ideas conceived as habit phenomena. —  Psychological Review , 1931, v. 38, N 6, p. 487.

205 Там же, р. 502.

206 С.L. Hull. A behavior system; New Haven, Iale, .University Press, 1952, p. 350.

207 См. С. L. Hull. Knowledge and purpose as habit mechanisms. —  Psychological Review , 1930, v. 37, N 6, p. 517.

Постулированием частичных антиципирующих реакций Халл пытается как-то учесть принцип сигнальности, предвосхищения, характеризующий даже простейший условный рефлекс.

Однако развиваемое современными бихевиористами представление об антиципирующем механизме страдает характерным для этого направления пороком: этот механизм не в состоянии объяснить, каким образом организм может антиципировать наличие какого-либо объекта, не вызывавшего у него ранее ни секреторных ни инструментальных реакций.

Эксперименты же показывают, что такая антиципация наблюдается у животных208. В этих опытах большую группу крыс пускали в лабиринт, в конце которого находилась пустая кормушка, резко отличавшаяся по своему внешнему виду от коридоров лабиринта. После этого одну группу животных сажали в кормушку лабиринта и там кормили.

Другой группе давали корм в другом месте. В результате оказалось, что крысы первой группы, очутившись в начале лабиринта, энергично устремлялись к кормушке, а крысы второй группы двигались вяло и медленно. Эти факты убедительно показывают, что у всех животных, попавших в лабиринт, существует какой-то элементарный образ кормушки.

Именно этот антиципируемый образ и регулировал поведение животных. Теория Халла, однако, не в состоянии объяснить возникновение у животных антиципации внешних качеств предметов.

208 J.P. Seward, R. В. Jones and S. Summers. A further test of  reasoning  in rats, —  American Journal of Psychology , 1960, v. 73, N 2, p.290.

Понятие частичных антиципирующих реакций становится в настоящее время все более популярным среди представителей теории поведения. Некоторые из них, например Ч. Осгуд, пытаются это понятие положить в основу общей бихевиористической теории познания.

По мнению Осгуда, в основе всякого познавательного процесса лежит механизм антиципирующих реакций. Стимулы, поступающие от этих реакций, выполняют, по словам Осгуда, функцию символизации и репрезентации развернутого поведения.

Например, в случае условного пищевого рефлекса условный раздражитель вызывает некоторую часть того поведения, которое обычно вызывается пищей. Эту условную реакцию Осгуд называет «опосредствующим репрезентационным процессом».

Термин «репрезентационный» означает, что реакция для самого организма служит знаком целостного видимого поведения.

Осгуд пишет, что именно репрезентационный характер опосредствующего процесса дает основу для процесса познания, который развертывается в коре больших полушарий, хотя «он и включает, по крайней мере при своем формировании, периферические явления»209.

Построения Осгуда убедительно показывают, к чему ведет в более широком плане бихевиористическая теория знаний как навыков. Все познание оказывается сведенным к самостимуляции организма его собственными действиями. Знания вовсе не «представляют» в той или иной форме окружающий мир. Они «репрезентируют» собственное поведение живого существа. Этот солипсизм вовсе не вытекает из анализируемых бихевиористами экспериментальных фактов; он порожден теми прагматическими позициями, на которых продолжает развиваться психология поведения.

209 Ch.E. Osgood. A behavioristic analysis of perception and language as cognitive phenomena. — In:  Contemporary approaches to cognition . Cambridge, Harvard University Press, 1957, p. 99.

Источник: http://bookap.info/genpsy/mihkap/gl17.shtm

Понятие «антиципация» или предвосхищение в психологии

Человеческое поведение целенаправленно, и доказывает это феномен антиципации. Термин «антиципация» переводится с латыни как «предвосхищаю» и означает процесс, который связан с проектированием будущего, предвосхищением событий, их ожиданием. В основе его лежит антиципирующее воображение.

Ожидания бывают приятными и неприятными, они могут быть бытовыми, а могут быть далекими и смутными. Жизнь человека протекает между прошлым и будущим, а будущее всегда наступает после момента «сейчас». И антиципация – это проект будущего.

Взгляды и мнения

Способность человека регулировать свои действия, опираясь на предвосхищение результата, приводит к цели. Антиципация в наиболее общем смысле в психологии характеризуется как способность предвосхитить результат, а затем совершать действия, ориентируясь на свое представление. У неё выделяют три функции:

  • Регулятивная, или ограничивающая – функция состоит в том, что количество возможных действий субъекта ограничено заботой о представляемом будущем.
  • Когнитивная – отвечает за прогноз в познавательных процессах, построение гипотезы. Выстраивает путь к неизвестному.
  • Коммуникативная – предугадывание действий других людей.

Процесс антиципации напрямую влияет на принятие решений, так как выбор той или другой альтернативы осуществляется через прогноз, к чему выборы приведут. Цель заключена в прогнозе, и если цели добиться не получается, то происходит адаптация пути – происходит коррекция направления или действий.

Кроме того, исследователь Ломов подчеркивал большое значение антиципации в процессе восприятия и запоминания. То есть человек будет запоминать то, что ему важно для будущего. Предвосхищаемый опыт как бы подсказывает, что для него понадобится из настоящего.

Нюттен считал, что антиципации будут соответствовать оценке человеком собственной деятельности. Если он оценивает ее хорошо, то ожидания будут приятными, если плохо – тревожными и негативными.

На этом основании всех, кто оценивает хорошо, ученый назвал оптимистами, плохо – пессимистами.

С другой стороны, Хоппе выделял два уровня предвосхищения – идеальный и тот, что исходит из объективных данных о конкретной ситуации.

Рекомендуем: Апперцепция — это

Одним из важнейших представлений считается мнение об антиципации как об инструменте, благодаря которому человек получает мотив. Представляя будущее, он воодушевляется и стремится к его реализации или пугается, желая избежать негативного сценария.

На этом основывается защитное поведение, когда стимулом к побегу и попытке скрыться выступает лишь антиципация плохого результата событий.

Корректировке они поддаются слабо, так как происходит постоянное подтверждение: человек избегает действия, тревога снижается, но он не разубеждается, а скорее убеждается в том, что последствия могли быть катастрофичны. И единственный способ избавиться от них – личный опыт, опровергающий подобные ожидания.

В целом мы всегда предсказываем то, как будут развиваться события, и на основе этого строим свое поведение. Таким образом, антиципация оказывается важной для целеполагания, её характер влияет на способность к продуктивной деятельности, счастью, психической стабильности и успеху.

Трюки с ожиданиями

На основе антиципации Эббингауз разработал метод заучивания материала через предвосхищение. Метод антиципации состоит в том, что элементы связываются друг с другом в такой последовательности: второй – с первым, третий – со вторым и т.д. То есть каждый элемент должен наводить на мысль о последующем.

Читайте также:  Компенсация и гиперкомпенсация в психологии, это что такое?

Так как антиципации пронизывают все и с их помощью можно заучить даже бессмысленные последовательности, со связными словами и предложениями все получится еще проще и быстрее.

Цель состоит в том, чтобы развить у человека предвосхищение.

Прием антиципации заключается в том, что по отрывочным данным человек должен в итоге научиться формировать целостную картину возможного развития событий из этих данных. Несколько возможных применений:

  • Благодаря этому приему можно развить скорочтение. Основа – за каждым словом идет определенное, не выбивающееся из общего контекста слово. Мы исключаем любые слова, и игрок должен правильно прочитать отсутствующие, пока читает сам текст.
  • Понимать смысл текста из эпиграфа, названия.
  • Предугадывать возможные повороты сюжета из вырванных частей в любом месте теста.

Развивать антиципацию может быть полезно не только для быстрого чтения, но и для сознательного понимания мотивов других людей, а также их возможных действий.

При этом способность антиципировать помогает лучше усваивать материал, если предугадывание идет о содержании статьи или книги, так как человек подключает внимание, и затем ему становится интереснее разобраться, правильны ли были заключения.

О важности положительных ожиданий

Когда мы ждем чего-то приятного, мы испытываем предвкушение. Новое, интересное, захватывающее будоражит ум и приводит нас в состояние боевой готовности.

Еще до того как событие происходит, мы переживаем всю гамму положительных эмоций. Мы счастливы, вдохновлены, парим и мечтаем.

Исследования показывают, что антиципация подобного рода образует мощные положительные эмоции, помогающие сделать жизнь счастливой.

У этого феномена есть и неожиданная сторона: предвкушение намного приятнее, чем воспоминание о чем-то хорошем. В ходе эксперимента людям предлагалось оценить свои эмоциональные переживания по поводу того, что было на самом деле и что они рисовали в воображении. Победило воображение.

Рекомендуем: Каузальная атрибуция в психологии

Предвкушение удовольствия дает больше положительного, и, конечно, это связано с тем, что переживать эмоции приятнее, чем вспоминать, а знание о том, что мы скоро будем переживать положительные эмоции, окрашивает будущее в приятные цвета, и нам есть куда стремиться. Поэтому это еще лучше, чем переживать и вспоминать, — у нас есть цель, наша жизнь осмысленна, и мы знаем, что дальше наверняка будет счастье.

Для того чтобы чувствовать себя счастливым, нужно иметь источник хорошего настроения. Чем ярче кажется будущее, тем больше вдохновлен человек, у него есть смысл жить, стремясь к этому будущему.

Так что, чтобы каждый день был в радость и хотелось жить, лучше всего постоянно что-то задумывать, планировать что-то интересное и захватывающее. К тому же это помогает бороться со стрессом и легче относиться к неудачам в настоящем.

О бессмысленности беспокойства

Кроме механизма положительных антиципаций психологи детально исследовали и тревогу. Попробуйте представить себе любую задачу из прошлого, мысль о выполнении которой вас очень тревожила, но вы в конце концов тогда её решили. Примеров такого рода событий множество: посещение вечеринок, выступления перед публикой, просьбы к людям, которые ничем не обязаны вам.

Многие перед такими задачами испытывают ощущение тревоги, страха, беспокойства, представляют, как катастрофично все может закончиться («Мое выступление провалится, я забуду слова», «Человек, интересующий меня, просто посмеется надо мной», «Я скажу какую-нибудь глупость»). Руки потеют, сердце разгоняется, дыхание учащается.

Рекомендуем: Что такое апофения?

Но если вспомнить, как прошли события, по поводу которых мы так беспокоились, можно заметить одну поразительную закономерность. Тревога пропадает, когда мы начинаем реализовывать методично шаги по совершению того, что нужно было сделать.

Когда мы с волнением ожидаем каких-то событий и не слишком уверены в себе, наша тревога сильная, всепоглощающая и… нереалистичная. Потому что во время действия она намного ниже, чем в то время, когда мы только представляем, что к действию приступим.

Исследование с участием людей, испытывающих социальную тревожность, показало, что субъективная оценка тревожности у них выше, чем у обычных здоровых людей. При этом как только они приступают к делу, уровень тревожности падает.

Рекомендуем: Абстрактное мышление — это

Источник: http://www.grc-eka.ru/eto/anticipaciya.html

Механизм антиципации

Термин «антиципация» ввел в психологию в 1880г. Немецкий ученый Вильгельм Вундт. В процессе создания высказывания говорящий (пишущий), опирающийся на его общий замысел, должен предвидеть, предвосхитить особенности развития замысла, структуру и композицию текста в целом, реакцию слушателей ( читателей), наиболее трудные части текста и т.д.

Понимание чужой речи и собственной связано с такой особенностью человека, как предвидение, предугадывание, предчувствие, упреждение, прогнозирование.

Еще не зная содержания предложения или текста в целом , пишущий(читающий) и говорящий( слушающий) уже предугадывают его общий смысл, синтетическую структуру, даже его пунктуальное оформление по тем иди иным элементам, характерным для предложений и текстов определенных типов.

К примеру, те люди, которые выбрали в качестве своей профессии переводческую деятельность, как правило, неплохо владеют этим механизмов. Они часто должны предвидеть , предугадать то, что скажет их собеседник. От этого зависит та скорость, с которой будут идти переговоры.

Способность к антиципации, в том числе антиципации при чтении, можно тренировать. У хорошо тренированного читателя процесс чтения напоминает игру «Угадай мелодию».

По нескольким начальным буквам он угадывает все слово, а по нескольким начальным словам — всю фразу, а по нескольким фразам — смысл всего абзаца или раздела. Например, человек читает текст о здоровом образе жизни.

Встретив слова «поддерживать» и «физическую», он догадывается, что речь идет о поддержании физической формы — и само слово «форму» ему читать уже не нужно. Естественно, что процесс чтения идет у него быстрее.

Как же научиться антиципации, развить в себе эту способность, натренироваться? Здесь вам помогут упражнения на:

1) прогнозирование содержания текста по его названию, фамилии автора, эпиграфу( В.Н Толстой «Новое название романа-эпопеи так же масштабно и многозначно, как само это произведение, как вся жизнь человеческая.

Действительно, о чем великое творение Толстого? Самый простой ответ: о жизни России в первой четверти XIX века, о войнах 1805—1807 и 1812 годов, о мирной жизни страны между этими войнами и о том, как жили люди (и вымышленные, и исторические персонажи) после них.);

2)Упражнения на развитие языковой догадки и механизма вероятностного прогнозирования:

— Прослушайте ряд глаголов, образуйте от них существительные с суффиксом -ени(е).

— Вам знакомо слово учитель. Постарайтесь понять значение слова строитель.

3) на восстановление в тексте опущенных компонентов (словосочетаний, частей);

4)на составление предварительного плана текста до его чтения с учетом заголовка, характера текста (учебно-научный, художественный), предыдущего читательского опыта.

И.И Жинкин , известный своими трудами в области психологии речи выделили следующие механизмы развития речи:

1) формировать умение видеть и предугадывать структуру предложения и текста ( составляющие их смысловые блоки ; количество блоков; их расположение и т.д)

2) учиться моделировать текст ( составлять текст на основе предъявленной модели). Для развития этого компонента учитель часто просит создать текст по определенным критерия: задается стиль речи (научный, публицистический, офицально-деловой, художественный,разговорный), тема текста, объем.

3)тренироваться в дополнении, трансформирования текста с учетом характера тех компонентов, которые уже осмыслены в процессе чтения или слушания)

Механизм памяти.

Данный механизм связан с организацией вербальной (речевой) памяти. Память рассматривается как многоуровневая информационная система, которая обеспечивает приём, переработку, хранение и извлечение информации.

Внутренняя организация вербальной памяти обеспечивается ассоциативными логическими, грамматическими и фонетическими связями между словами.

Удержание информации в памяти необходимо для полноценного усвоения языка, а также для осуществления полноценного разговора, а также другой речевой деятельности, когда необходимо постоянно помнить о предмете и оперировать различными вербальными ассоциациями, возникающими в процессе речевой деятельности.

Удержание информации обеспечивается:

1)оперативной памяти (Оперативная память — это способность удерживать определенный объем информации в активном виде и производить с этой информацией различные действия в течение короткого периода времени.

Оперативная память является разновидностью кратковременной памяти, но подразумевает несколько большую продолжительность (до нескольких минут). Она в большей степени фокусируется на обработке, а не на приобретении информации.

Оперативную память можно охарактеризовать как процесс анализа данных, которые в этот момент находятся в активной форме).

2)Кратковременная память является фильтром, через который проходит вся информация. Кратковременная память запоминает материал примерно за 20-30 секунд. Затем запомненное подвергается фильтрации и нужное уходит в долговременную память, а не нужное замещается новой информацией.

3)Долговременная память (ДП) обеспечивает длительное сохранение информации. Она бывает двух типов:

· ДП с сознательным доступом (т.е. человек может по своей воле извлечь, вспомнить нужную информацию);

· ДП закрытая (человек в естественных условиях не имеет к ней доступа, а лишь при гипнозе, при раздражении участков мозга может получить к ней доступ и актуализировать во всех деталях образы, переживания, картины всей жизни человека).

Несколько упражнений на тренировку памяти:

1)Игра в «снежный ком». Играют 2 и более человека.

Оперативную память необходимо тренировать, используя, например, игру «Снежный ком». Кто-то произносит 1-ое слово, как правило существительное, или словосочетание, чтобы дальше можно было продолжить фразу. Следующий человек повторяет это слово и добавляет 2-ое слово или словосочетание, и так фраза удлиняется до тех пор, пока кто-то не сделает ошибку.

Например:
Мой друг. Мой друг пошел в кино. Мой друг пошел в кино один.

Мой друг пошел в кино один, а девочек не взял.

2)Игроки договариваются, что все слова будут начинаться на определённую букву или что первыми словами будут числительные, а следующие слова будут начинаться на ту же букву, что и числительное.

· Например:
Один оригинальный официоз, Два диких дикобраза, Три трепетных тарантула, Четыре чумазых чародея чесали череп чудака, Пять пухленьких пигалиц приятно пели, плотно пообедав, Шесть шустрых шакалов швырялись шелковыми широкополыми шляпами, Семь смуглых сирот смотрели серые снимки,

Восемь волооких воробьев варили вишневое варенье.

3) Ассоциации. Необходимо тренироваться в выстраивании по памяти ассоциативного ряда для различных слов.

Так, попросите кого-нибудь из близких прочитать следующие слова: курица — яйцо, лошадь — сено, ножницы — резать, книга — учить, бабочка — муха, щетка — зубы, барабан — пионер, петух — кричать, корова — молоко, груша — компот, лампа — вечер. 2.

жук — кресло, перо — вода, очки — ошибка, колокольчик — память, лейка — трамвай, гребенка — ветер, сапоги — котел, замок — мать, спичка — овца, салазки — завод, рыба — пожар, топор — кисель. Затем попросите прочитать лишь первое слово из каждой пары, второе постарайтесь записать самостоятельно.

4) Тренировка слуха. Попросите, чтобы вам перечислили примерно десяток различных, не связанных по смыслу, слов. Затем постарайтесь воспроизвести их в изначальной последовательности.

Советы о том, как лучше запоминать иностранные слова:

1) Учить по ассоциативному ряду — то есть по картинкам (одна картинка — одна ассоциация, которая прочно «сидит» в вашей голове. К примеру, картинка инженера (engineer), там же английский и русский аналог.

Это техника носит название ассоциативные картинки.

Вы придумываете слово, созвучное английскому, а потом объединить это слово с переводом слова на английский язык в некой картинке-истории, которая должна быть нелогичной, запоминающейся, яркой.

2)Представить слово в виде определенного зрительного образа. Зрительные образы на любых языках выглядят одинаково. Например, стул, chair, chaise — все это разные обозначения одного и того же образа. С этого момента и начинается запоминание слов, т.е. образование прямой связи между словом и образом.

Читайте также:  Фрустрация, проявления и выход из состояния фрустрации

3) Делать шпаргалки (выписывать английские слова на бумагу, обвешивать все, вплоть до уборной). Записывать в блокнот.

4) С помощью карточек. Каждый день учите новые слова. Для этого вам нужно будет изготовить карточки следующим образом — распечатываете перевод слова, с обратной стороны — его английский аналог (в удобное для вас варианте: либо с транскрипцией, либо без нее). Вы можете периодически, в течение дня, их просматривать.

5) Для того, чтобы слово сохранилось в вашей памяти необходимо повторять английские слова, чтобы они вошли в ваше подсознание (лучше, конечно, чтобы вы слушали их в mp3 плеере). Употребляйте новые слов в повседневной жизни

Источник: https://mykonspekts.ru/1-152230.html

Исторические основы формирования понятия антиципация в модернизационных процессах современной психологии

УДК 159.95:001.18

В статье исследованы исторические аспекты закономерности развития термина «антиципации» под влиянием возникновения и изменений представлений о душе, сознании, поведении. Проанализированы отличительные чертыс такими близкими понятиями как «предчувствие», «предсказания», «прогнозирование», «опережающее отражение».

Ключевые слова: антиципация, опережающее отражение, опредмечивание будущего, предчувствие, предвидение, прогнозирование.

The article touches upon the historical aspects of the laws developing the term «anticipation» under the influence of appearance and change ideas about the soul, consciousness, behavior. The present study analyzes the affinity-difference with such close concepts as «premonition», «foreknowledge», «prediction», «faster reflection.»

Keywords: anticipation, faster reflection, future objectification, premonition, foreknowledge, prediction

Введение

Испокон веков главное место в жизни человечества занимало прогнозирования и предсказания будущего. Синхронно с развитием общества и науки, с возникновением новых фактов, механизмов и закономерностей психической жизни это явление приобретало новые значения и форм.

Процесс трансформации понятия происходил благодаря не столько полному вытеснению предыдущих значений, как приобретением ими дополнительных свойств и возникновением новых словообразований.

Этим можно объяснить наличие пестрого разнообразия терминологии, описывающей эффект антиципации.

Не так давно понятие «антиципация» не имело широкого использования для описания соответствующих явлений в психологической науке, чаще его замещали такими близкими к нему терминами как «прогнозирования» [13; 14], «вероятностное прогнозирование» [15], «предсказания» [18], «представление о будущем» [5; 7],  «цель», «целеполагания» [5; 17], «модель требуемого будущего» [4], «акцептор результата действия» [1], «план», «планирование» [14], «ожидание», «экспектация» [6] и т.д.

Для полного и всестороннего понимания явления антиципации и была избрана целью статьи исследование исторических основ онтогенеза термина «антиципация» в модернизационных процессах современной психологии.

Изложение результатов теоретического анализа проблемы.

Историческое развитие понимания явления антиципации напрямую зависит от формирования и развития взглядов на психику, от возникновения разнообразных подходов к пониманию ее природы, функции и генезиса, поэтому эти этапы развития мы можем рассмотреть в контексте периодизации психологии как науки.

Донаучному этапу(ориентировочно до 7-6 в. до н.э.) характерно отсутствие научных исследований психики, её свойства и функции, поэтому на данном этапе формируется первая фаза развития антиципации — паралогическая.

На практике эта фаза получила воплощение в таких явлениях как гадание, хиромантия, астрология, ясновидение и прочее, с помощью которых человек пытался косвенно познать то, что должно произойти.

Нужно заметить, что такое положение вещей присущее и занимает доминирующее положения в психической деятельности человека не только первобытных и древних обществ, но и свойственно определенным обществам современности, которые в собственном развитии не преодолели эти исторические этапы.

Философский этап(7-6 вв. до н.э. — конец XVIII — начало XIX в.) начинается античным временем, которое и положило начало формированию научного подхода к изучению души человека. Душа становится непосредственно предметом исследований. При исследованиях содержания и функции души используются методы других наук — философии, медицины, математики.

Обратим внимание на то, что в то время основной потребностью было понять не механизм протекания психических процессов человека, а осмысление человеческой субъектности.

Термин «душа» определял не психику человека как отражение объективной действительности в форме ощущений, представлений, мыслей и других субъективных образов объективного мира, а как нечто внешнее, что играет роль источника психики.

Концепция души, которая создана и в античной философии, и в христианской теологии, решали проблему возникновения и психики, и жизненной активности человека [16]. Поэтому этот период сопровождается активным развитием анимизма и систем религиозного мировосприятия.

Во времена Средневековья религия заняла доминирующим положения в обществе, и обусловило пик расцвета следующей фазе развития антиципации — теологической. Свойства антиципации этого периода можем охарактеризовать как «… познания будущего осуществляется через диалог с Богом, которому, по мнению верующего, известно и прошлое, и будущее» [2]. Она приняла форму предсказания, что было ответом божества на вопрос верующего, которая передавалась через жреца-прорицателя.

Научное исследование души человека было существенно ограничено так, как она стала предметом исключительно богословия. Религиозные и идеологические доктрины того времени на многие века стали незыблемой преградой для создания новых концепций о природе психической деятельности человека.

Эта возможность появилась только в эпоху Возрождения и Нового времени на волне упадка религиозной идеологии и с изменением предмета исследований. Так, как в это время все еще доминировал богословский подход понимания души, то предметом исследований становится сознание, его наполнение и пути формирования.

Это позволило безболезненно отделиться от предмета богословия в исследовании души и ее функции. Был заложен фундамент для формирования психологии как науки, построенной на непреложности наглядных фактов, зафиксированных и обработанных с помощью математических формул.

Хотя основным методом исследования психики так и остается интроспекция, но частично начинается использование логики — методы индукции, дедукции, анализа и т.д.

Появление и развитие асоцианистичнои психологии (конец XVIII — начало XIX в. — Середина XIX в.

) с её первыми представлениями об универсальных закономерностях психической жизни, которые связаны с образованием связей (ассоциаций) способствовала в начальном развитии логической антиципации.

Возникновения таких связей можем проследить в таком явлении как «приметы»: определенное количество подобных событий создает устойчивое возникновения ассоциаций, цепочка которых образует мнение. Со временем, с высокой вероятностью, отражение психики будет опережать реальные события.

Использование методов исследований, присущих этому периоду (интроспекция, логика, методы естественных наук — метод проб и ошибок) приводит к пониманию антиципации уже не как потустороннего явления, а как продукта деятельности человеческой психики, ограниченного на каждом историческом этапе пониманием предмета психологии и его содержанием, что влечет за собой ограничения в использовании методов исследований.

Возникновение и развитие научного стиля мышления дает нам возможность перейти к рассмотрению третьей фазы развития антиципации — логической. Ее основные черты — ориентация на объективные закономерности явлений, использование жестко выверенных процедур предсказания, опора на высокоразвитые законы логики [2].

Условно пределы этой фазы можем определить в диапазоне от появления экспериментальной лаборатории В. Вундта (середина XIX в.), который сделал психологию не только самостоятельной, но и объективной, экспериментальной наукой, и до наших дней.

Экспериментальная психология(середина XIX — начало XX в.

), используя экспериментальный метод, а также интроспекцию и анализ результатов творческой деятельности как человека, так и народа в целом, через элементы психики приводит к отождествлению антиципации с деятельностью сознания и придает ей статуса психического явления, которое может быть узнанным в процессе исследования относительно простых явлений: ощущения, восприятия, эмоции, памяти. В дальнейшем такое видение нашло воплощение в новообразованном направлении психологии — структурной психологии Э. Титченера

Методологический кризис в 10-30-х годах ХХ в. привел к разделению психологии на отдельные школы и возникновению нескольких предметов психологии.

Так, глубинная психология (психоанализ Зигмунда Фрейда, аналитическая психология Карла Густава Юнга и индивидуальная психология Альфреда Адлера) сочетая различные подходы, которые придают особое значение бессознательным душевным процессам для объяснения человеческого поведения и переживаний, создала основу для расширения понятия антиципации за пределы сознательного и стало включать неосознанные формы прогнозирования [3], а бихевиористы (Джон Бродес Уотсон, Торндайк Едворд) истолковывали поведенческие проявления антиципации не внутренними психическими процессами, а механическими воздействиями внешней среды по принципу «стимул-реакция», каждый из которых сформировался в результате подкрепления. Необихевиоризм (Кларк Л. Халл, Беррес Ф. Скиннер и Эдвард Ч. Толмен) расширил эту модель введя понятие промежуточных факторов (промежуточных переменных), каждый из которых влияет на процесс формирования привычек: усиливает, замедляет или препятствует подкреплению.

Гештальтпсихология (основана Максом Вертгеймером в 1912) была первой и долгое время единственной школой которая экспериментально исследовала структуры и качества личности полагаясь на постулат о том, что познание связано с процессом изменения, трансформации целостных гештальдов, которые определяют характер восприятия внешнего мира и поведения в нем [10] Это дает возможность рассматривать антиципацию как интегрированное свойство психики в функциональной структуре личности, которое упорядочивает многообразие отдельных явлений.

На всех этапах развития психологии антиципация воспринималась как оператор в процессе деятельности человек-внешняя среда, но в контексте экзистенциальной психологии (В. Франкл, Д. Бюдженталь, Л. Бинсвангер, М. Босс, Р. Мэй, И.

 Ялом) она уже становится внутренней потребностью личности, а причиной возникновения может служить эмоциональное состояние. Например, одна из важных составляющих экзистенциальной психологии — работа с чувством тревоги.

Беспокойство при принятии решений, тревога за собственное существование — неотъемлемый атрибут полноценного бытия. Тревога приводит к возникновению антиципационного процесса, вызывает пересмотр жизненных ориентаций и осмысления существования. Впервые, М.

 Босс, характеризуя бытиё человека, одной из важнейших свойств называет темпоральность [8], в связи с чем, антиципация приобретает характер пространственно-временного опережения событий.

Гуманистическая психология(А. Маслоу, К. Роджерс, В. Франкл, Ш. Бюлер, Ролло Мэй, С. Джурард и др.) окончательно закрепляет утверждение, что человек интенциален (человек обращен в будущее, в его жизни есть цель, ценности и смысл).

Если раньше антиципация воспринималась инструментарием в процессе приспособления биологичного существа к условиям внешней среды, то идеи А.

Маслоу о том, что в отличие от животных человек не направлен ​​к равновесию с внешней средой, а наоборот, стараеться нарушить равновесие, так как оно представляет угрозу существованию и развитию личности [11], выводят антиципацию на уровень факториального свойства психики.

В генетической психологии (Ж. Пиаже, Г. Костюк, С.

 Максименко) антиципация уже имеет непосредственное влияние на формирование его объекта, где программой отдаленных целей обучения и воспитания задается нормативный объект — надлежащий человек, где анализ исходного состояния психического явления создает возможность получения нового знания о следующих его состояния.

Понимание антиципации в опыте С. Максименко [9] заключается в том, что среди механизмов психики человека существует определенное стабильное сочетание: отображение — проектирование — опредмечивание, которое дает возможность сузить и конкретизировать толкование понятия «антиципации» как «…

темпоральноориентованая форма организации психического , предназначенной для отображения, проектирование и опредмечивания будущего »[3]. Собственно, такой позиции мы будем придерживаться в качестве восходящей в исследовании антиципации в современных реалиях, которые, безусловно, играют важную роль в модернизационных процессах современной психологии образования.

Литература:

  • 1. Анохин П. К. Опережающее отражение действительности / П. К. Анохин // Вопр. философии. – 1962. – № 7. – С. 97–109.
  • 2. Батраченко І. Г. Психологічні закономірності розвитку антиципації людини : автореф. дис. … д-ра психол. наук: 19.00.01 / І.Г. Батраченко; Південноукр. нац. пед. ун-т ім. К.Д. Ушинського. — О., 2010. — 40 c. — укp.
  • 3. Батраченко І. Г. Концептуалізація феномена антиципації У психології / І.Г. Батраченко, Н.О. Полякова, А.А. Плошинська., Вісник Дніпропетровського університету. Сер. : Педагогіка і психологія. — 2011. — Т. 19, вип. 17. — С. 24-30 .
  • 4. Бернштейн Н. А. О ловкости и ее развитии / Н. А. Бернштейн. – М. : ФиС, 1991. – 288 с.
  • 5. Дідковська Л.І. Оптимізація уявлень старшокласників із соматичними порушеннями про своє майбутнє засобами психотренінгу // Проблеми загальної та педагогічної психології. Збірник наукових праць Інституту психології ім. Г.С. Костюка АПН України / За ред. С.Д. Максименка – К.: Гнозіс, 2002. Т.4 Ч.7 – С. 56 – 61
  • 6. Коновалова О. А. Проблема експектацій в спілкуванні / О. А. Коновалова // Практична психологія та соціальна робота. – 2000. – № 8. – С. 30–31.
  • 7. Леонтьев Д.А., Шелобанова Е.В. Профессиональное самоопределение как построение образов возможного будущего // Вопросы психологии. 2001. №1. С. 57-62
  • 8. Летуновский В. В. Сравнительный анализ методологических оснований вариантов экзистенциального анализа Л. Бинсвангера и М. Босса // Понимание как фактор личностного развития. — Кемерово: Графика, 2002.
  • 9. Максименко С. Д. Ґенеза здійснення особистості / С. Д. Максименко. – К. : Вид-во ТОВ «КММ», 2006 – 240 с.
  • 10. Марцинковская Т. Д., Юревич А. В. История психологии: учеб. для аспирантов и соискателей системы послевуз. псих. образования – Изд. 2-е, испр. и доп. – М.: Академический Проект; Трикста, 2011. – 521 с. – (Gaudeamus).
  • 11. Маслоу А. Дальние пределы человеческой психики [Текст] / А. Маслоу. — СПб., 2003. — 432 с. 
  • 12. Миськов Г. В. Феномен лидерских способностей (теоретический аспект). Психологические условия развития лидерских качеств в процессе профессиональной деятельности молодых ученых // Психология – наука будущего. Материалы V международной конференции молодых ученых/ Отв. ред. А.Л. Журавлев, Е.А. Сергиенко, Н.Е Харламенкова, К.Б. Зуев. – М.: Изд-во «Институт психологии РАН», 2013. – 746 с. (Материалы конференции).- С. 419-420.
  • 13. Регуш Л. А. Психология прогнозирования: успехи в познании будущего / Л. А. Регуш. – СПб.: Речь, 2003. – 351 с.
  • 14. Титаренко Т. Прогнозування й планування життєвого шляху / Т. Титаренко, В. Панок, Н. Чепелєва // Основи практичної психології. – К.: Либідь, 1999. – С. 177-190.
  • 15. Фейгенберг И. М.  Вероятностное прогнозирование в деятельности человека и поведении животных: монограф. / И. М. Фейгенберг. – М. : НЬЮДИАМЕД, 2008. – 190 с.
  • 16. Шабельников, В.К. История психологии. Психология души : учебник для вузов / В.К. Шабельников . – М. : Академический Проект : Мир, 2011 . – 398 с.
  • 17. Швалб Ю. М. Психологические модели целеполагания / Ю. М. Швалб. – К. : Стилос, 1997. – 280 с.
  • 18. Яковец Ю. В. Предвидение будущего: парадигма цикличности / Ю. В. Яковец. – М.: АНХ, 1992. – 119 с.
Читайте также:  Как успокоиться, если сильно нервничаешь - советы психолога

Источник: http://gisap.eu/ru/node/119537

Исследование процессов антиципации в контексте организации

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Введение

В мировом менеджменте хорошо известно, что интенсивная профессиональная подготовка персонала позволяет организации успешно развиваться в условиях постоянных изменений внешней и внутренней среды бизнеса.

Трудности российского бизнеса во многом определяются недостаточной подготовленностью руководящего персонала организации к решению усложняющихся организационных задач.

Если же создать в компании «критическую массу» высокопрофессиональных менеджеров, то команда будет работать в режиме самоуправляемой системы, и прогрессивные изменения будут способствовать повышению конкурентоспособности организации.

Подготовка специалистов в управлении человеческими ресурсами

В настоящее время многие специалисты склоняются к мнению, что краткосрочные корпоративные семинары-практикумы как нельзя лучше решают эту задачу. Однако сегодня традиционные модели, ориентированные на получение слушателями специализированной информации, не могут в полной мере выполнить свое назначение.

Прежде всего, это обусловлено значительными объемами и принципиальной новизной профессионально-необходимых знаний, которыми руководители должны овладеть вследствие качественных изменений, происходящих в стране. Однако, за короткий срок обучения сделать это весьма трудно, а длительная же переподготовка затруднительна из-за организационных проблем.

Второе обстоятельство связано с дифференциацией интересов слушателей, которая определяется различиями в сферах их профессиональной деятельности, должностных уровнях, опыте, характере имеющихся проблем. Следствием этого становится тот факт, что запрос на обучение удовлетворяется не в полной мере.

В этой связи целесообразно обратиться к проблеме концентрированного обучения, которое является составляющей интенсивного обучения. Образовательная технология концентрированного обучения позволяет решать ряд взаимосвязанных проблем:

проблему несоответствия между увеличением объема информации и фактором ограниченного времени обучения;

проблему интенсификации образовательного процесса;

проблему формирования и активизации познавательных интересов обучающихся.

Для формирования модели и содержания образовательных программ было проведено социально-психологическое исследование на базе рекламных агентств полного цикла. Цель исследования — раскрыть взаимосвязь социально-психологических и профессионально-ситуационных особенностей, показать влияние процесса обучения на выполняемую руководителями деятельность и встречающиеся в ней затруднения.

Результаты исследования дали следующие результаты. Исследование профессиональной самореализации дало развернутую картину данного явления и позволило выявить необходимость развития таких факторов в структуре самореализации как ориентация во времени, креативность, коммуникативная компетенция, уверенность в себе.

Изучалось отношение менеджеров среднего звена, работающих в рекламном бизнесе, непосредственно к процессу обучения, которые в целом высказали понимание и готовность к повышению своей квалификации в области управления. Позитивное отношение к обучению высказали 47,9% опрошенных.

Планируют принять участие в образовательных программах в 65% респондентов из общего числа опрошенных менеджеров, а 64,3% считают, что непрерывное профессиональное образование является важным фактором профессиональной самореализации. По результатам опроса были выявлены профессиональные проблемы менеджеров организаций.

К их числу респонденты отнесли: финансовый менеджмент, подбор персонала, формирование команды, управление персоналом, повышение квалификации персонала, организация деятельности. Наиболее приемлемой формой обучения руководители назвали деловые игры, что, по их мнению, способствуют приобретению практических навыков.

Полученные эмпирические данные являются основанием для разработки модульных образовательных технологий, которые позволят решать проблемы формирования однородных групп и активизации познавательных интересов, обучающихся за счет целенаправленности, когда цели обучения соответствуют целям управления. Кроме этого, не будет «разрыва» между группами профессиональных знаний. Все это, в конечном итоге должно активизировать показатели управленческого потенциала и способствовать профессиональной самореализации.

Проблемы оценки персонала

Источник: http://works.doklad.ru/view/nJrqEDtvqzM.html

Читать

© Алексей Владимирович Михальский, 2016

Рецензент Валерий Александрович Ильин

Рецензент Любовь Валерьевна Черемошкина

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

При цитировании просьба использовать ссылку:

Михальский А. В. Психология конструирвоания будущего. – М.: МГППУ, – 2014. – 192 с.

Every man has a place,

In his heart there’s a space

And the world can’t erase his fantasies

Earth, Wind and Fire

Что мыслимо – то осуществимо

Мао Цзэдун

Вся история человечества – это история борьбы идей. Идей разных, различной плотности и мощности, разной временной направленности, различных культурных, политических, социальных и экономических векторов.

История общества – частные истории землепашцев и воинов, служащих и лидеров, простолюдинов и вождей, столкновений этносов и политических течений, «столетних» и «холодных» войн, дружбы народов и выставок достижений – все пронизано Идеями и Представлениями о будущем… Об этой силе, страшной и разрушительной, а вместе с тем – созидающей, дающей развитие и энергию, я бы и хотел поговорить с вами в этой книге.

Все живые существа с разной степенью успешности и осознанности используют определенные способы конструирования будущего – для выживания и адаптации, а наиболее разумные – для повышения собственной эффективности, для решения проблем и творческих задач, улучшения личной жизни и активности.

Но все же до сих пор мы слабо представляем, как именно и на основе каких механизмов работает наше собственное конструирование будущего, как и когда пользоваться техниками «создания будущего», из каких составляющих построен образ будущего каждого из нас, нашего ближайшего окружения, народа, страны и всего человечества.

Коротко говоря, мы часто стоим перед величественным зданием Будущего, словно слепые котята.

Предлагаемая читателю книга посвящена отчасти истории проблематики конструирования Будущего, теории и практике применения технологий, корни которых уходят в далекую глубь веков, в магические ритуалы и верования. Что касается научно-психологического подхода к проблеме – он – также перед вами.

Я верю в то, что данная книга принесет пользу людям, которые трудятся на благо всего общества – людям творчества, психологам, врачам, педагогам, социальным работникам, политикам, даст им уверенность в правоте своего дела и уверенность в завтрашнем дне – надежную точку опоры и уверенности. Надеюсь, что книга будет полезна всем нам – всем, кто любит работать и отдыхать, общаться и размышлять, всем, кто уверен в завтрашнем дне и видит перспективы в жизни, и всем, кому сложно определиться и найти Собственное Будущее.

На создание этой книги ушло много лет – сначала было лишь несколько идей, собранных и обдуманных еще в конце 1990-х и отчасти озвученных в диссертации, затем, с 2007 года, – разработка основной концепции, сбор материалов, проведение определенных исследований, подготовка и оформление текста в логически связанное единство материала, дополнения… эти дополнения хочется вносить постоянно, но работа будет продолжена в следующих изданиях, статьях и практических семинарах.

Первые главы книги – теоретические и содержат изложение подходов к изучению психологии конструирования будущего от истоков – философско-теоретических концепций начала ХХ века – и до современных научных исследований.

Предпринята попытка раскрыть всю историю исследований в области психологии конструирования будущего в едином и связном теоретико-концептуальном ключе. Этого остро не хватает современным публикациям, несмотря на то, что психология накопила значительный материал по этой теме.

Две параллельные «истории»: философская и психологическая рассказываются в первых двух главах, при этом внимательный читатель может уловить пересечения, сближения и расхождения в этих двух аспектах изучения конструирования будущего – отдельными людьми, культурами и человечеством в целом.

Далее, рассматриваются вопросы: конструирование будущего как высшая психическая функция, основные механизмы конструирования будущего – антиципация и формирование образа будущего, основные компоненты и характеристики, нейропсихологические основы, развитие в онтогенезе.

Уделяется внимание психологии конструирования будущего в связи с вопросами регуляции поведения, деятельности, направленности личности, жизненного пути. Отдельный раздел посвящен социальному конструированию будущего как общественной функции, неразрывно связанной с индивидуальной.

Последняя глава книги – практическая и более подробно затрагивает вопросы диагностики способности конструирования будущего личности, психологических методов коррекции и развития способности. Особые проблемы – трансляция образа будущего, экология будущего, лингвистические основы психологии конструирования будущего.

В изложение включены вопросы использования психологических механизмов конструирования будущего в таких областях практики как маркетинг, реклама и продажи, управление организацией и персоналом, выживание в экстремальных условиях, в том числе, в боевых действиях, принятие решений и проблематизация, воспитание и обучение, психотерапия и медицина. Книга сопровождается диагностическими методиками, заданиями и упражнениями, которые заинтересованный читатель может выполнить самостоятельно или в коллективе своих друзей или коллег.

Искренне надеюсь, что предлагаемое «руководство» по вашему собственному будущему окажется полезным лично для вас, вашей семьи, вашей компании, для всего вашего окружения.

Приятного чтения!

С уважением,

Алексей Михальский

У будущего есть несколько имен. Для слабого человека имя будущего – невозможность. Для малодушного – неизвестность. Для глубокомысленного и доблестного – идеал.

Виктор Гюго

Психология конструирования будущего – научная дисциплина, возникшая на стыке наук – нейрофизиологии, эволюционной психологии, психологии личности и социальной психологии, истории, культурологии, социологии, кросс-культурной психологии, риторики, психолингвистики.

Предлагаемая концепция и практический подход задают новый импульс научному поиску, служит основой для практических методов и, возможно, является той философией, которая необходима человечеству, стоящему на остром лезвии выживания в условиях информационной перегруженности, в условиях неопределенности и экономических колебаний, на той грани, которую нельзя перейти – на грани использования оружия массового уничтожения, глобальных межнациональных, межкультурных столкновений.

Психологии в наше время необходимо найти такое концептуальное решение, которое позволит понять, что именно является сущностью психологического потенциала отдельной личности, малой или большой социальной группы, а возможно – и человечества в целом. По словам В. Ф.

 Петренко, сейчас в психологии «требуется не просто собирание эмпирии в рамках сложившихся теорий, а создание принципиально новых парадигм (в терминах Куна), новых концептов (в терминах Дариды), не только описывающих, но и по принципу „кольцевой причинности“ участвующих в создании (конструировании) все более усложняющегося мира» [306]. Психология перестает быть обращенной в «прошлое», но поворачивается к созданию будущего. Таковы оси координат исследований конструирования будущего. Однако, неизвестные «X», «Y», и прочие оси, так и остаются не определенными – до сих пор мы не знаем, что лежит в основе понятия «конструирование будущего», каковы возможные подходы к его измерению на практике.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=534965&p=9

Ссылка на основную публикацию